Click „Block Editor" to enter the edit mode. Use layers, shapes and customize adaptability. Everything is in your hands.
Tilda Publishing
«ИЗ ПАРТЕРА МЕНЯ ВИДНО,
С БАЛКОНА УЖЕ НЕТ»





Балерина, которой не найти работу в балете. Среднее профильное образование, хорошие оценки, победы на юношеских конкурсах – только один театр России взял её в труппу. «Мой рост – 152 см, так что в кордебалете я проваливаюсь, а в солисты ещё не доросла. Работу найти почти невозможно, если только природа не одарила тебя феноменальными данными. Меня не одарила». Монолог танцовщицы о решении больших проблем маленького роста, трудностях в отношениях с окружающими и своим телом.


НЕТАНЦЕВАЛЬНЫЙ
ЧЕЛОВЕК
Плясать мне нравилось, но зарабатывать этим деньги – нет. Я хотела быть врачом, хирургом. В родном Новосибирске семь лет занималась в театре танца, пошла туда в четыре года. Потом бросила в 11 лет из-за переезда, а изначально вообще в фигурное катание хотела. Как-то мама узнала о нашем городском балетом училище. Туда поступают после девятого класса. Она записала меня на подготовку, которая длилась год. Время прошло, надо было принимать решение: «Ну что, будешь поступать в хореографическое училище?» – это был не вопрос, ультиматум: «Либо танцы, либо кадетский корпус». Выбрала кадетский корпус, но я в танцах!

Для того, чтобы попасть в училище, нужно пройти три тура. Первый – смотрят на твои данные, фигуру: длинная шея, длинные руки, ноги.
Через несколько лет разнесёт, хотя сейчас всё в норме. Бывает, ребенок приходят с хорошими данными, и танцует отлично, но отказывают. А зачем ломать жизнь? Наберёшь за два года до окончания килограмм десять и будешь учиться с понимаем, что работать в театр тебя не возьмут. Второй тур – сам танец, и третий – здоровье. Меня сняли на втором туре – «нетанцевальный человек». Выдавила слезу для мамы, но на самом деле обрадовалась. Через месяц она отвела меня на добор – взяли в класс из 11 человек.

Училась восемь лет, первые четыре года было тяжело – совсем не нравилось. Я гиперактивная,


а надо по полтора часа просто у станка стоять.






Потом зовут родителей: если они маленького роста и полненькие, то тебе нечего делать в балете

Раз в год у нас проводили конкурс, на котором я занимала призовые места, потому что придумывала что-то необычное, тогда мне и начало нравиться ставить номера. Методы обучения жёсткие, потому что готовят к худшему: «Самый ужасный класс, вас никуда не возьмут». А у меня ещё одна проблема – низкий рост, 152 сантиметра. С такими параметрами найти работу в балете почти невозможно. На третьем курсе училище приглашают художественных руководителей разных театров – к нам приезжали даже из Владивостока. Высоких одногруппниц быстро взяли, а у меня и диплом хороший, но всё нет да нет. Поэтому я сама отправила резюме во всевозможные студии России – ответили с другого конца страны.





В ИНТЕРНЕТЕ
СЛЕДЯТ,
НА УЛИЦЕ
КОНТРОЛИРУЮТ

В музыкальном театре северной республики я проработала два с половиной года. И в городке, и в труппе очень красиво и классно было поначалу. Впервые на репетицию пришла с мыслью, что никуда не будут ставить из-за роста: в кордебалете я проваливаюсь, в солисты ещё не доросла, но меня везде запихнули. В первой линии почти весь репертуар оттанцевала – это очень ответственно.

Город маленький, труппа тоже. В выходные сходить особо некуда, только работа. В интернете следят: ты






зарегался в Инстаграме — наставник смотрит, что ты пишешь, выкладываешь, говорит, что можно, а что нет. Контроль жёстче, чем в училище, и я не смогла.

В первый же год моей мечтой стал Питер, куда мы съездили с коллегами на один день. Решила попробовать поступить в Академию Русского балета имени Вагановой. В новосибирском училище нас часто пугали: «Да вас даже на порог Вагановки не пустят!». Сдала экзамены, волновалась, но понимала, что достойна здесь учиться. Мои результаты оказались одними из лучших на потоке.
И НА СЦЕНЕ ВЫСТУПАТЬ,
И НА ПАРАХ
ДО ВЕЧЕРА СИДЕТЬ
Поступить-то поступила, но обучение очное, а я работаю в театре, ещё и в другом городе. Официальный выходной – понедельник, поезд в семь утра, потом на класс (балетная тренировка) в девять и на пары до шести вечера. Электричка обратно в 23:30, а рано утром – репетиция. Когда по два выходных давали, жила в хостеле. Можно было продолжать так и дальше, но руководство театра после Лебединого заявило: «Будешь так ездить#nbsp– мы попрощаемся». От репетиций я никогда не отпрашивалась, спектакли не срывала. После поступления в Вагановку в театре стали относиться иначе, ещё и пришли новые танцовщики,



Балетмейстер –
"Большой вес ‒ это моя помеха
и в выполнении упражнений,
и в достижении результатов"

Если на площадку выходит полная девочка, то на крупных стартах судьи на неё даже не посмотрят, элементарно не оценят её выступление. По этой причине отслеживание своих сантиметров становится чуть ли не основной задачей. Ты понимаешь, что «лишние» реально мешают. Набрала? Значит, уже не так высоко прыгаешь, ловко приседаешь и грациозно бегаешь, потому что лишние граммы и новые складки тянут назад, результативность сходит на нет.

У нас были колоссальные нагрузки, как и у любых спортсменов, хотя со стороны могло показаться, что это не так. Жалко после стольких стараний отказаться от высоких результатов из-за того, что лишняя складка просто помешала выполнить элемент.

Плюс лишний вес ‒ это частые травмы, прежде всего ног. Поэтому адекватный тренер и гимнастка сами понимают причины погони за формой. Вес в этом вопросе ‒ заложник сохранности здоровья. Поэтому, как бы жёстко ни было, ограничения ставят на пользу


    Скульптор – косметическое средство для визуальной коррекции объема
      которых ставить в первую линию. Почти все преподаватели, руководители театра – без высшего специального образования. Начались унижения: «Ты ничтожество, никто, делать ничего не умеешь, стоять здесь не можешь». При этом приезжаю в Академию на следующий день, а мне говорят: «Ты молодец, круто двигаешься вообще, человек классный». Но уходить из театра было тяжело – я знала, что вряд ли найду работу танцовщицей в Питере. Из-за роста мне трудно устроиться как исполнителю, а для хореографа ограничений нет. Вот и учусь на балетмейстера.

      Curiosity about life in all its aspects, I think, is still the secret of great creative people.
      Curiosity about life in all its aspects, I think, is still the secret of great creative people.
      Но это не обязательная история, хотя встретить тренера, который обязывает это делать и зверски в раздевалке орёт на гимнастку из-за лишнего веса, вероятность есть. Ситуации, выходящие за рамки, случаются везде.
        постановщик танца
        то тебе нечего делать
        хореографического
        номера
        в балете,
        Через несколько лет разнесёт, хотя сейчас всё в норме. Бывает, ребенок приходят с хорошими данными, и танцует отлично, но отказывают. А зачем ломать жизнь? Наберёшь за два года до окончания килограмм 10 и будешь учиться с понимаем, что работать в театр тебя не возьмут. Второй тур – сам танец, и третий – здоровье. Меня сняли на втором туре – «нетанцевальный человек». Выдавила слезу для мамы, но на самом деле обрадовалась. Через месяц она отвела меня на добор – взяли в класс из 11 человек.

        Училась восемь лет, первые четыре года было тяжело – совсем не нравилось. Я гиперактивная, а надо по полтора часа просто у станка стоять

          Раз в год у нас проводили конкурс, на котором я занимала призовые места, потому что придумывала что-то необычное, тогда мне и начало нравиться ставить номера. Методы обучения жёсткие, потому что готовят к худшему: «Самый ужасный класс, вас никуда не возьмут». А у меня еще одна проблема – низкий рост, 152 сантиметра. С такими параметрами найти работу в балете почти невозможно. На третьем курсе училище приглашает художественных руководителей разных театров – к нам приезжали даже из Владивостока. Высоких одногрупниц быстро взяли, а у меня и диплом хороший, но все нет да нет. Поэтому я сама отправила резюме во всевозможные студии России – ответили с другого конца страны.


            ВЕШУ МАЛО,
            ПРОБЛЕМ
            МНОГО
            Тело балерины – для эстетических соображений. «Лебединое озеро» лучше смотреть, когда девушка в пачке худенькая, нежели с большим бюстом.









            Если какой-то открытый костюм, в театре могут сказать: не похудеешь – не выйдешь на сцену





            Иногда крупные люди легче и лучше двигаются, нежели хрупенькая танцовщица – но внешняя красота превыше всего.

            Проблемы с весом, которые возникают у юных танцовщиц в 13-15 лет, меня фактически не коснулись. Тонкие кости, быстрый метаболизм.

            Но всё равно было страшно – я не росла, значит, в какой-то момент могла пойти в ширь. В училище мы взвешивались каждую пятницу, моя норма – 35 кг, но я была 36 кг. Поэтому приходилось для контрольного экзамена худеть на этот один килограмм. Накануне ходила на дополнительные занятия, обматывалась плёнкой, ничего не пила и не ела. В девятом классе




            полностью отказалась от сладкого, которое очень люблю – научилась вырубать мозг и переключаться. Это был вызов для меня: как не могу неделю без булок? Могу.

            В училище, если кто-то набирал лишние килограммы, педагог мог сказать: «Ну ты там похудей, чтобы на комиссии стыдно не было». Были случаи и анорексии, хотя сильного давления со стороны преподавателей нет. Это, скорее, личные страхи из-за будущей работы, зависть, комплексы: вот увидела она балерину, соседку худее, всё – начинает страдать. Возраст такой в 14-16 лет – юношеский максимализм. В Академии сейчас тоже смотрю: худющая, почти скелет, а приходит в столовую и берёт одно яблоко.
























            ДАЛЬШЕ
            ТОЛЬКО НЕ
            ОБРАТНО
            Зритель, когда смотрит, не знает, что должно быть на сцене. Если переврал порядок — главное сделать вид, что так и должно быть. Поэтому выступать я не боюсь и мечтаю о собственном театре. В Академии попала к замечательному мастеру, мы её первый курс. В отличии от педагогов в училище – с поставленным, чётким и жёстким голосом. Я готова слушать её вечно.
            ПОЗИТИВ,
            НО НЕ С МОИМ
            BODY
            Записала Дарья Дмитриева
            Фото: Элина Полянина
            Вёрстка: Виктория Павлова
            Мы не просто учимся – взаимодействуем. Моя жизнь стремительно меняется – бросила единственную работу, город, кошку.

            В Новосибирск обратно не хочу и живу как бы в двух мирах: в моей голове постоянно вертятся идеи этюдов. Благодаря этим мыслям существую и я.
            Made on
            Tilda