Ежегодно в нашей стране случается 170 000 дорожных аварий

Рыцари в доспехах
из стабилоплатформ:
как адаптируют к жизни пострадавших
в дорожных авариях

«Фонд помощи пострадавшим в ДТП» – один из немногих в России благотворительных фондов, оказывающих помощь тем, чью жизнь на до и после разделило дорожно-транспортное происшествие. Андрей Швед и Антон Попов побывали в отделе медицинской реабилитации Всероссийского центра экстренной и радиационной медицины имени Алексея Никифорова и выяснили, что такое сенсорная комната и стол для вертикализации и как врачи при поддержке фонда возвращают людей к прежней жизни
РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ ЦЕНТР
Большой комплекс, окружённый новостройками. Архитектура нехарактерна для российских клиник: выглядит современно и дорого. На контрольно-пропускном пункте больницы сидит охранник. Без документов нельзя ни зайти на территорию, ни выйти. Посетителям необходим временный пропуск, пациентам – выписка.

Это место совсем не похоже на привычные многим медицинские учреждения с обшарпанными стенами, неприветливым персоналом и ржавыми каталками в коридоре. Здесь всё иначе. Чистые коридоры больницы носят на себе следы недавней уборки.
Чтобы попасть в реабилитационный центр клиники, проходим через огромный атриум. После выдачи больничных халатов приходится некоторое время ждать в коридоре. На большом плоском экране крутят основы ухода за лежачими пациентами: «Вам понадобятся перчатки, крем для бритья, безопасная бритва и влажные салфетки. Протрите лицо больного…»

Таких роликов там несколько: про стрижку ногтей, про мытьё головы. В бытовой жизни большинство людей не сталкивается с лежачими больными, не думает о том, что и им положен косметический уход. В больнице этим занимается обученный персонал.
В России ежегодно происходит
до 170 000 дорожно-транспортных происшествий. Травмы получают
200 000 человек. Эта цифра сопоставима с численностью населения небольшого города. После ДТП многим пострадавшим требуется реабилитация

Андрей Королев, заведующий отделом медицинской реабилитации, делает утренний обход, заглядывая в палаты к пациентам. Одни попали сюда после инсульта, другие выжили после попытки суицида, третьи стали жертвами дорожных аварий. Объединяет всех необходимость реабилитации.

Доктор заходит в палату, останавливается возле койки с пациентом.

– Он как раз находится у нас на лечении благодаря фонду. Сказать, что сознание ясное, сейчас нельзя. Он всё понимает, но ответить конкретно на вопросы не может.

Клиника сотрудничает с фондом уже два года. За это время совместно удалось помочь десяткам пострадавших. В основном родные подопечных просят помощи для оплаты курсов реабилитации, ведь на восстановление здоровья нужны значительные средства, а они есть не у каждой семьи.

Заведующий поворачивается к пациенту:

– Ну-ка, дай мне руку! Руку дай!

Лежащий мужчина, превозмогая себя, медленно протягивает худую руку. Говорить он пока не может и только старается улыбнуться.

– Молодец! Как дела? Дела как? – спрашивает Андрей Анатольевич.

Пациент с трудом отгибает большой палец крепко сжатой руки.


Врач объясняет: если у вас затекла нога от долгого сидения перед монитором, и вы попытаетесь её размять, это будет больно. У лежачих пациентов атрофируются мышцы, страдают суставы и любое движение причиняет сильную боль. Она может быть в разы сильнее, чем та, что когда-либо испытывали вы. Движение – неотъемлемая часть курса реабилитации.

День людей, проходящих реабилитацию, состоит из непрерывной череды процедур: лечебная физкультура (ЛФК), рефлексотерапия, бассейн, физиотерапия, работа с логопедом и нейропсихологом... И так – по шесть часов в день.
– Движение – это жизнь, – не устаёт повторять Андрей Королев
В зале для ЛФК мужчина средних лет поднимает над собой мягкий мячик. У него разрыв спинного мозга, ниже пупка он ничего не чувствует. Прогнозы врачей не очень радужные, но реабилитация всё равно необходима.

Самое важное – интенсивная реабилитация в первые месяцы после перенесённого заболевания или травмы. Чем скорее начнутся занятия, тем лучше пострадавший сможет восстановиться. Но нервная система регенерирует медленно, процесс длительный, зачастую он требует нескольких лет активной работы над собой.
СТОЛ ДЛЯ ВЕРТИКАЛИЗАЦИИ
В очередном кабинете стоит сложное устройство, похожее на вертикальный стол. На нём – мужчина, его ноги закреплены в механических «суставах», он словно рыцарь в доспехах. Мужчина шагает на месте.
– Пациент с нарушением сознания, у него практически отсутствуют двигательные функции, – объясняет заведующий. – Обязательное условие для таких пациентов – вертикализация, то есть возвращение к нормальному вертикальному положению тела. У лежачих пациентов быстро возникают дополнительные проблемы: инфекционные осложнения, пневмония, пролежни, тромбозы и так далее.

Рядом с «рыцарем» находится его жена, что, конечно, очень важно в такие сложные жизненные моменты. Андрей Королев обращается к ней:

– Сейчас у него с вами какой-то контакт есть?

– По-моему, реагировать стал, когда я зову его: «Рома, Рома!» Не сразу отзывается, но уже ловит взгляд. Какие-то упражнения он уже сам по чуть-чуть делает.

На протяжении всего времени в комнате раздается мерный механический звук. Это Рома без устали шагает, не прерывает свою часовую тренировку. Электрический привод вертикализатора помогает передвигать худые ноги.
С помощью компьютера специалисты могут регулировать разные параметры, такие как скорость, угол наклона. Каждого лежачего пациента необходимо вертикализировать постепенно, контролируя основные жизненные функции.

Стол специально находится перед окном. Глядя на улицу, пациент видит жизнь, которая происходит за стенами больницы. И у него появляется дополнительный стимул к выздоровлению.
СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ
«Реабилитация – это не только процесс восстановления, но и адаптации
к существующему дефекту»

– Есть понятие «трудотерапия» – лечение трудом. Когда у пациента имеются нарушения социальной адаптации, его нужно вовлекать в процесс труда.

Следующий кабинет. Здесь уменьшенная копия кухонного гарнитура, баночки, столовые приборы, игрушки. На стенах – аппликации и разные поделки.

– Всё это служит для полимодальной стимуляции головного мозга, для, опять же, скорейшего возвращения к повседневной деятельности. Если человека парализовало и шансы на восстановление минимальные, наша задача – адаптировать его к новой жизни, – говорит Андрей Королев.

В это время специалист помогает разрабатывать кисть одному из пациентов. Сначала движения простые – сжать мячик, потом они требуют большей координации – правильно взять ручку, ложку.

К нам поворачивается один из пациентов: «Можно добавить? Я сюда пришёл – у меня рука вообще не работала, висела, как плеть. Сейчас уже сгибается. Это только благодаря тому, что со мной занимаются специалисты реабилитационного отделения. Раньше и речь была нарушена, и ходить я не мог, а теперь уже без палки даже пару шагов делаю».
СЕНСОРНАЯ КОМНАТА
Андрей Королев знакомит нас с другим специалистом – медицинским психологом Еленой Чистяковой. Она открывает дверь в комнату с тусклым освещением. Стены выкрашены в тёмно-синий, со всех сторон – рисунки медуз. Посередине стоит водяная кровать, в изголовье – цилиндр с водой. Сверху свисают пластиковые «щупальца» с подсветкой.
– Здесь используется видеоряд, подбираемый индивидуально, – объясняет Елена. – Мы спрашиваем родственников пациентов со сниженным состоянием сознания, что было для них важно. Выводим на проектор какие-то старые фотографии, родные лица, стараемся пробудить воспоминания.

На водяную кровать передаётся стереозвук. Вибрация стимулирует рецепторы всего тела. «Щупальца» служат для развития тактильных ощущений.

– В этой комнате воспроизводится любая ситуация. Можно создать ощущение, будто стоишь под дождём, летаешь в космосе, находишься на природе – выбор по желанию пациента, – добавляет Королев.

И вот на экране во всю стену – американские горки. Камера – на самом носу вагонетки. Включается вентилятор – словно ветер дует в лицо. Рельсы стремительно убегают под нашу вагонетку. Всё это нужно для людей, страдающих различными фобиями, головокружениями.

Один видеоряд заканчивается, начинается следующий. На экране показывают людей с разными эмоциями. Играет спокойная музыка.

– Существует такое понятие – драматерапия. Знаете, когда с человеком, у которого проблемы, надо рядом посидеть, дать поплакать – и ему станет легче. Психологи с этим как раз и работают. Любую эмоцию можно воспроизвести, – поясняет Королев и приглашает нас в следующее помещение.
ЛЕСТНИЦА, БЕГОВАЯ ДОРОЖКА
СТАБИЛОПЛАТФОРМА
Зал, оснащённый множеством приборов, похож на кабинет физики. Каждое устройство – сложный механизм. Андрей Королев останавливается у тренажера, похожего на беговую дорожку, и объясняет: «Парализованным людям нужно вырабатывать паттерн ходьбы. Это похоже на вертикализацию, но здесь уже подвесная система. Над дорожкой расположен экзоскелет, он "шагает" вместе с пациентом. Человек идёт и смотрит на себя в зеркало, а на экран выводятся данные о состоянии организма».

На таких тренажёрах врачи настраивают программы, которые позволяют людям ходить самостоятельно, а если двигательной активности у пациента нет, за человека двигается аппарат.

– Насколько всё это эффективно?

– Достаточно. Иначе мы бы так активно не использовали эти тренажеры.

Следующее устройство – лестница из трёх саморегулирующихся ступенек.
– Одна из самых трудных задач для пациента – научиться подниматься по лестнице. Сейчас есть модное выражение – «безбарьерная среда». Ведь в повседневной жизни на пути людей с ограниченными возможностями встречается масса преград, и мы обучаем возможным и максимально лёгким способам их преодоления.
Доктор показывает стабилоплатформу – аппарат для тренировки нарушений равновесия. Координация бывает часто расстроена, например, при неправильной работе некоторых частей головного мозга.

– Пациент встаёт на эту полусферу, задаётся определённая программа. Скажем, будто он стоит в качающейся лодке и нужно устоять на ногах.

У стены напротив стоит нечто похожее на высокие ходунки.
– Это фиксирующая платформа – статичный вертикализатор для пациентов, которые не могут стоять. Устройство регулируется по высоте, и человек, прикованный к инвалидному креслу, может постоять какое-то время, что доставляет ему массу приятных эмоций.
– Это как-то помогает в реабилитации? Или речь только о моральном удовлетворении для тех, кто уже больше не встанет?

– А кто сказал, что они больше не встанут? Есть понятие «длительно выключенного» сознания: сердце бьётся, а мозг выключен. Пациенты годами могут лежать в стационарах или на дому, а потом, неожиданно для всех, приходят в себя и возвращаются к полноценной жизни. За всё время работы в нашем реабилитационном центре мы имеем несколько десятков таких примеров.
карточки
Правила реабилитации
В реабилитации есть несколько основных правил, которых нужно придерживаться. Буквально каждое из них постоянно нарушается,
часто не по вине пациента.
Ранние сроки

– Есть такое понятие – саморегенерация нервной системы, – объясняет Андрей Королев. – По максимуму это работает в первый год, именно в эти сроки мы должны активно помогать пациенту, чтобы достичь наибольшего результата. Одно дело – когда к нам поступает пациент, который пролежал в кровати в течение нескольких лет и имеет массу осложнений, и совсем другое – когда он госпитализируется в ранние сроки после происшествия. Все силы организма в это время направлены на самовосстановление
Комплексность

Заключается в задействовании арсеналов всех возможных методов лечения. Не только фармакологического, но и физического: ЛФК, механотерапия, физиотерапия, мануальная терапия, рефлексотерапия, работа с логопедом и медицинским психологом и многое другое

Непрерывность

Если реабилитация начинается, это не означает, что есть точные сроки её окончания. Бывают пациенты с тяжелейшими травмами головного мозга, которые восстанавливаются за пару месяцев, а бывают те, с кем лишь через полгода удается установить первый контакт. И если пациента выписывают – реабилитация не заканчивается. С ним должны продолжать регулярно работать родственники и профессиональные сотрудники на дому
Постановка целей реабилитации

Они обсуждаются лично с каждым пациентом, если он способен выйти на контакт. Цель – это чётко сформированная задача, касающаяся достижений на определённом этапе. Главное правило постановки цели – её реалистичность. Если цель не будет достигнута, пациент не будет удовлетворён и может решить, что реабилитация не приносит эффекта
Адаптация

Адаптация пациента к существующим условиям. Необходимо помочь человеку не только восстановиться, но и дать ему привыкнуть к новой жизни, которой он не знал раньше
– Вы не представляете слёзы матери, у которой единственный ребёнок несколько лет без сознания. И тут он вдруг на её просьбу начинает реагировать, что-то показывать. Она счастлива, что есть продвижение, хотя прошло несколько лет. За реабилитацией, конечно, будущее, – говорит заведующий.

Андрей Королев рассказывает о развитии технологий в сфере использования стволовых клеток, об исследовании процессов частичной или полной утраты спинного или головного мозга: «В настоящее время медицинская реабилитация доступна, но не так, как хотелось бы».

Цены на реабилитацию высокие не только в России, но и во всём мире. Это связано со вторым правилом – с комплексностью, которая завязана на работе мультидисциплинарной бригады, состоящей из 10-15 человек: лечащие врачи, неврологи, травматологи, кардиологи, врачи лечебной физкультуры, мануальные терапевты, медицинские реабилитационные сёстры, инструкторы по лечебной физкультуре, массажисты, психологи, эрготерапевты и другие. Труд каждого из этих работников должен быть оплачен. Люди, уезжающие на реабилитацию в страны Европы, тратят сотни тысяч долларов за месяц пребывания там.

«Фонд помощи пострадавшим в ДТП» работает вот уже два года. Он тесно взаимодействует с людьми, нуждающимися в реабилитации. Ранняя реабилитация очень важна, но получить её по полису ОМС достаточно сложно. А стоимость одного курса медицинской реабилитации в хорошем центре – около 350 000 рублей. Фонд, благодаря поддержке неравнодушных людей и социально ориентированных компаний, сейчас оплачивает лечение около десяти пострадавших в месяц, дает людям шанс на восстановление. Вы тоже можете помочь.

Узнать больше о работе фонда и стать частью команды: https://protivdtp.ru/
ИНфографика
Текст: Андрей Швед, Антон Попов

Фото: Алия Усманова

Вёрстка: Анастасия Петухова,

Анастасия Воробьёва

Инфографика: Анастасия Воробьёва



Made on
Tilda