Click „Block Editor" to enter the edit mode. Use layers, shapes and customize adaptability. Everything is in your hands.
Tilda Publishing
«ЛИБО ТЫ УХОДИШЬ,
ЛИБО В 40 БУДЕШЬ НА ИНВАЛИДНОЙ КОЛЯСКЕ»




Когда Алёне было шесть, она переехала из Иркутска в Петербург и практически сразу встала на коньки. Восемь лет на льду: две спортивные школы, три тренера, звание КМС и проблемы со спиной, из-за которых пришлось уйти. Бывшая фигуристка рассказала Развилке о тренировках, травмах, весе и комплексах



КАК
СКОЛЬЗИТЬ?
Сначала тренировалась в СДЮШОР «Олимпийские надежды». Первое время было очень сложно, ведь всё, что я умела, – стоять на коньках, а обычно в шесть-семь лет в таких крутых школах уже прыгали двойные и учились делать тройные прыжки. Только и думала: «Э-э? Как скользить, что делать?» Понятное дело, что тренеру не хотелось тратить на меня время. Поэтому спустя три или четыре года я перевелась в новую школу – ФСО «Локомотив».


Я была физически способной и активной. В Иркутске только и делала, что носилась и прыгала, поэтому с ОФП (общей физической подготовкой) проблем не было. Некоторые фигуристы тренируются два раза в день, разделяя тренировочный процесс на части. Я занималась три-четыре часа по вечерам: сначала ОФП, затем лёд, а потом хореография, чтобы в конце уже чуть-чуть подрасслабиться.

На лёд привела мама. Как и любому маленькому ребёнку, мне хотелось играть, тусоваться, гулять с друзьями, а не заниматься тяжёлым трудом. Поэтому сначала меня приходилось заставлять. Много плакала, говорила, что не хочу. Мама даже приходила на тренировки, следила, чтобы я не халявила. Это был непростой период. А потом появились друзья, наладились отношения с тренером, и начало нравиться. Сама хотела ходить, проявляла участие, искала возможность показать себя на соревнованиях.


СТАРОСТЬ
В 25
Профессиональный спорт не может быть полезен для здоровья. Это всегда огромные проблемы. Гораздо большие, чем если не заниматься спортом вообще.

Но нет ничего плохого в том, чтобы заниматься с какого угодно возраста непрофессионально. Многие ходят на фигурное катание, чтобы закаляться, чтобы лёгкие работали лучше, чтобы улучшить координацию. Однако, если с раннего возраста тренироваться профессионально, то, конечно, это отразится на будущем.

Фигурное катание – такой вид… В элементах присутствуют в основном осевые нагрузки. Постоянно прыгать вредно, потому что, когда ты приземляешься, вся отдача приходится на позвоночник. В итоге с 13 лет, до сих пор и на всю жизнь, у меня очень сильные боли в спине, множество протрузий. Протрузия – это начальная форма грыжи. Всё из-за прыжков, хотя я не суперспортсменка, не готовилась к чемпионатам Европы и мира. Просто достаточно серьёзно занималась: по пять-шесть раз в неделю. Из фигурного катания уходят рано из-за подобных проблем. Это пловцы не уходят из спорта до 50, участвуют в десяти олимпиадах, и всё у них хорошо.





Профессиональный спорт
влечёт за собой
кучу травм,
как психологических,
так и физических
В фигурном катании в 25 ты уже старичок
ДОЛЖЕСТВОВАНИЯ
Ограничения в спорте зависят от тренера и от того, к чему стремится спортсмен. У нас запретов не было. Более того, у нас тренировались и полные девочки. Чаще это были те, кто помладше. Я тоже не пушинка, но единственное, с чем столкнулась, – надо мной подтрунивала мой тренер. Но она делала это очень по-доброму. Сначала меня это обижало, но потом поняла, что дуться бессмысленно. Тренер у меня тоже не худышка. В группе занимались и девочки-спички, и было видно, что прыжки им даются легче. Пусть мы физически развиты одинаково, прыгать им проще, потому что приходилось поднимать не 40 кг, а, скажем, 38…
То, что у меня был мягкий тренер, — это, скорее, исключение из правил.

Большинство наставников строгие. Я тренировалась у трёх тренеров. Первые две были жёсткими, часто давили. Обычно меня обходили стороной, потому что я пришла на три года позже, многого не требовали.
Единственное,
в профессиональный спорт
что я не отдам
Записала Анастасия Петрова
Фото: Элина Полянина
Вёрстка: Виктория Павлова
Но я наблюдала как общаются с теми, кто подавал какие-то надежды. Это вечные крики, вечный стёб за вес. У меня с тренером всё было классно. Она, конечно, не божий одуванчик: могла прикрикнуть, наругать. Могла даже обидеться на то, что её не слушали. Но всё равно общение было дружеским, и ссоры переводились в шутку. Надо понимать, что иногда мы сами раздражаем других, потому что способны сделать что-то, просто всё никак не соберёмся.

Как только выходишь на высокий уровень, твой вес резко приобретает какое-то колоссальное значение. Потому что показатели всех фигуристов можно посмотреть на сайте ISU – Международного союза конькобежцев. По сравнению со своими конкурентами ты должен выглядеть хорошо. Даже просто ради приличия. Должна лучше и выше прыгать, должна лучше выглядеть, должна похудеть. Я знаю, что в крутых школах есть постоянные взвешивания. Возможно, это правильно.





что знаю точно, – это то,
своего ребёнка
Потому что это невероятно тяжело. Ломает психику. Мне повезло, у меня был классный тренер: мы могли разговаривать о чём угодно, болтать после тренировок. Особенно когда я подросла. У кого-то это вечная травля, вечные недовольства. Напоминает школу. Такую, знаешь, классическую, с жёсткими учителями, предмет которых «самый важный в твоей жизни», и, если ты допустил ошибку, – это конец. Ты не сдашь ЕГЭ.
На самом деле, осталась куча комплексов. Большинство девочек в моей группе были очень худыми, лёгенькими. И сначала я была такой же. До 11-12 лет весила 28 кг, а потом резко выросла. Пополнела, тело начало обретать какие-то формы, и мне стало намного тяжелее… Так у многих бывает – словно элементы, которые учил годами, говорят: «До свидания, мы уходим, ты больше не умеешь нас делать». Каждые лишние 500 граммов – это изменение твоего физпроцесса. Нужно по-другому толкаться, по-другому заходить на прыжок и заново понимать, чего вообще от тебя хотят. По какой-то причине ты ничего не можешь сделать. Остаётся только эта вечная мысль: «Надо бы похудеть».
Меня никто не травит, мне и сейчас комфортно. Но эта мысль пришла ко мне именно там. Я впервые задумалась: «Мои одногруппницы такие классные, они прыгают, потому что худее».

Только из моей группы ушли три человека, потому что не было сил со всем справиться. Но все проблемы решаемы. Каждый спортсмен из тех, что сейчас в телевизоре, это проходил. Нужно просто потерпеть, и навыки вернутся. Я не исключение: умения пропадали, потом возвращались. Но спустя два года пришлось уйти. Позвоночник. Мне сказали: «Либо ты уходишь, либо лет в 40 будешь на инвалидной коляске кататься».




Всегда тяжело бросать то, что стало дорогим
    Made on
    Tilda