Фантазия ненависти о прошлом, настоящем и будущем
Роман известной петербургской писательницы Елены Чижовой «Китаист», который вышел в 2017 году, вовсе не про Китай и его граждан, а про будущее… нашей страны.

Сюжет его кажется фантастическим и разработан в формате «альтернативной истории». Согласно фантазии русской писательницы Чижовой, Великая Отечественная война закончилась тем, что СССР её проиграл. Немецко-фашистские войска дошли до Урала, но сил преодолеть горный хребет у них не осталось. Там, за Уральскими горами, и сохранился Советский Союз, в котором заново отстроили копии потерянных Москвы и Ленинграда. На захваченной территории немцы образовали новое профашистское государство – Россию, на которое распространили законы и правила Третьего рейха. На «родной» территории фатерлянда жизнь шла своим чередом, примерно так же, как и в реальности после Второй мировой войны.


Именно из-за Урала, то есть из Советского Союза, и отправляется в Россию, то есть на Европейскую часть экс-СССР, Алексей Руско, знаток китайской культуры. Это его первый вояж на восток от хребта, в ту страну, где он когда-то родился. Здесь, заметим, Елена Чижова решила немного упростить себе и читателям задачу, обозначив время действия неким условным началом 80-х годов ХХ столетия. Впечатления и переживания главного героя от увиденного там, где когда-то был СССР, и есть стержневое содержание нового текста. Основные эпизоды романа разворачиваются в новом Петербурге, некогда бывшим Ленинградом.

Мы не оспариваем право писательницы на подобные фантазии, однако, хотелось бы заметить, что госпожа Чижова не первая – и, видимо, не последняя – в ряду тех, кто пытается предложить читателям своё видение, как могла бы развиваться история нашего Отечества.
Только хотелось бы вынести из прочитанного в «Китаисте» хоть некоторый смысл или эстетическую идею. Увы! Ничего подобного обнаружить в новом тексте Елены Чижовой не удалось. Наоборот. Каждый абзац романа пронизан прямыми намёками, порою издевательского характера, относительно реалий и подробностей жизни как в СССР, так и в новой России.

В предыдущих сочинениях Елены Чижовой можно было хотя бы зацепиться за объяснение причин конфликтов её героинь и героев с окружающей действительностью и уловить причинно-следственную связь плохо скрываемой ненависти автора как к прошлому, так и настоящему не только родного города, но и родной страны. Нынче игра идёт в открытую, и фантастическое допущение исторического характера никого не должно сбивать с толку. Речь идёт о том, какой видится автору «Китаиста» сегодняшний день страны. Тем не менее, писательница тщательно маскирует собственное сочинение под формат антиутопии.

Вся мощь её лингвистического и политического остроумия брошена на то, чтобы читатели ужаснулись от реалий новой России и заодно ностальгически испугались собственных воспоминаний об СССР
Конструкция сюжета придумана столь изощрённо (порою в сознании героя возникает очевидное раздвоение личности, связанное с его учебой в некой школе КГБ в Советском Союзе), что начинаешь ему немного сочувствовать: так и до шизофрении недалеко. Писательница пытается сохранить некое подобие фабулы, закручивая интригу вокруг так и не прояснённой миссии товарища Руско на территории бывшей Родины. Но, похоже, что автора сами события не очень интересуют и волнуют.

В целях экономии места не станем приводить конкретные примеры. Они вопиющи сами по себе и разбросаны по всему тексту книги. Например, фашистская свастика, украшающая кремлёвские башни. Куда уж более чем прямая аналогия, которую исподтишка «подсказывает» возможному читателю автор.
Фантазия ненависти настолько увлекает писательницу, что порою она забывает о своём бедняге-герое и прямо пускается в так называемые лирические отступления на заданную тему, маскируя их под сновидения товарища Руско. Но стоит признать, что фамилия у автора «Китаиста» вовсе не Гоголь, а перед нами никак не «Мёртвые души». На что сторонники творчества Чижовой могут мне возразить: «мол-де, правда-матка глаза колет?!».
Отвечу: не колет. А вызывает сожаление, что дар ви́дения и экспрессию описания внутренних переживаний персонажей своих книг Елена Чижова, на мой взгляд, разменяла на сиюминутную политически ангажированную выгоду по части укрепления своего имиджа как сторонницы либеральных идеологий и нескрываемую критику всего и вся, что её окружало и окружает.
Это, так сказать, самое первое и беглое впечатление от прочитанного. Быть может, позже литературные критики и филологи более тщательно и подробно разберут текст одной из самых публикуемых писательниц нашего Отечества. Но мне бы хотелось всё же напомнить нашим читателям о тех литературных шедеврах русской словесности ХХ века, в которых есть не только своеобразный стиль и образный строй автора, но и более оригинальные взгляды на пути развития нашей страны.

В конце концов, читатель всегда выбирает сам: что ему брать в библиотеке, скачивать в интернете или покупать в книжном магазине. Может быть, кого-то и заинтересует «Китаист» Чижовой. Возражений не последует. Но очень хочется предупредить: есть в сокровищнице отечественной литературы и другие антиутопии.
P.S. На всякий случай напоминаем ниже о тех антиутопиях, которые были написаны на русском языке в разные эпохи, но об одном – какой должна стать или может стать Россия.
1
Михаил Херасков. «Кадм и Гармония, древнейшее повествование» (1787)
2
Евгений Замятин. «Мы» (1920)
3
Михаил Козырев. «Ленинград» (1924)
4
Андрей Платонов. «Чевенгур» (1926)
5
Аркадий и Борис Стругацкие. «Обитаемый остров» (1969)
6
Иван Ефремов. «Час Быка» (1970)
7
Василий Аксёнов. «Остров Крым» (1979)
8
Владимир Войнович. «Москва 2042» (1986)
9
Александр Кабаков. «Невозвращенец» (1988)
10
Александр Проханов. «Крым» (2014)
Текст: Сергей Ильченко
Иллюстрации: Виктория Павлова
Made on
Tilda