Тропой нехоженой удачи
Это была та самая приятная неожиданность. Она удивила и доказала, что привычный ряд белорусских авторов разных времён и взглядов в читательском сознании может пополниться именем, которое раньше ты не знал. Но, как оказалось, большинство белорусских читателей – тоже.

Всё случилось в Минске. В ожидании посадки на поезд в родной Петербург по старой привычке, но с намерением зашёл в книжный магазин на проспекте Незалежности (по-русски – Независимости). И по подсказке продавщицы остановился у стенда с книгами белорусских авторов. Совершенно случайно наткнулся на книгу с необычным названием – «Любовник Большой Медведицы». С обложки в меня целился из нагана неизвестный, но суровый мужчина во френче. Имя автора ничего не говорило – Сергей Песецкий. По привычке прочёл аннотацию, которая заканчивалась словами «контрабандисты, граница, деньги, женщины». Это и решило дело.

Купил книгу и стал с нетерпением ждать посадки в поезд, чтобы приступить к чтению. На моё счастье, в купе я ехал один – никто не помешал погрузиться в сюжет. Дальше было не оторваться…

...Очнулся я от чтения на подъезде к Витебску. Роман Сергея Песецкого был в буквальном смысле «проглочен» за несколько часов. Анонс полностью оправдал себя, но был явно неполон. «Любовник Большой Медведицы» оказался не только авантюрным романом. Это ещё роман о человеческом одиночестве, предопределённости судьбы, о том, что если человеку суждено не сидеть на месте, а пересекать границы, то этой участи никак не избежать, что бы он ни делал.
Главный герой книги, контрабандист Владислав, становится мастером границы: переправляет контрабандные товары из Польши в «Советы» и обратно. Перед нами – производственный роман, который написан от первого лица и явно со знанием дела. Сергей Песецкий сам в 20-е годы прошлого века промышлял тем же ремеслом, что и его герой.
Только судьба у них разная. Владко, как зовут его соседи по тексту, несколько раз лихо сбегает из-под стражи. А вот самого писателя освободили из польской тюрьмы досрочно только после того, как «Любовника Большой Медведицы» опубликовали в 1937 годы. Роман принёс автору международную известность, будучи переведённым для издания в 11 странах.

Было, наверное, немного неудобно властям Польши, чтобы номинанта на Нобелевскую премию по литературе держали под стражей

Судьба самого Песецкого – отдельная история. Он ведь сам автобиографически изложил её в собственной знаменитой шпионской трилогии. Но то, что знаменитый белорус польского происхождения (или наоборот) сотворил в своём литературном гимне миру Большой Контрабанды, заслуживает отдельного восхищения и более внимательного знакомства. Личный читательский опыт автора этих строк в отношении нелёгкой и опасной жизни и работы контрабандистов, которая описана в литературе, приводит к воспоминаниям о «Тамани» Лермонтова, «Кармен» Мериме и ещё некоторых сюжетов из английской и французской детективной литературы. Но там это были лишь элементы декора центральных сюжетов. А у Сергея Песецкого пространство и время текста немыслимы без того, чтобы персонажи в очередной раз не отправились на другую сторону границы. Текст переполнен специфическими профессиональными терминами людей нелёгкой контрабандной судьбы, но от этого он приобретает терпкий, вербальный аромат с примесью национального колорита.

Парадоксально, но факт: контрабанда – дело тихое и молчаливое, но у Песецкого именно слова, которые персонажи говорят друг другу, порою определяют их поступки.
Контрабанда кажется основным стержнем всего происходящего. Но если более внимательно отнестись к роману Песецкого, то от него повеет и белорусскими преданиями, и чувственными, почти на грани эротики, пассажами об отношениях с женщинами. Я уже не говорю о тех описаниях потаённых троп, по которым герои выходят на ловлю своей удачи. Отдельная история в романе – тема предательства и дружбы. Той самой, мужской, но крепкой, когда слово дороже золота, и верность делу измеряется словами, а не только делами.
Автор «Любовника Большой Медведицы» не только предвосхитил некоторые модные европейские литературные течения, когда сочинял в тюрьме свой авантюрный по формату роман. Он ещё будто уроком для французского экзистенциализма показал, что в любой пограничной ситуации (в прямом и переносном смысле) действия лучше бездействия или ожидания. Хотя контрабандистам никогда не стоит торопиться и идти напролом через реки и буераки.

Это было давно, почти 100 лет назад. Книгу об этом Сергей Песецкий написал чуть позже. Но как же свежо она воспринимается! Так, будто ты сам отправился с очередной партией товара через границу. В компании с контрабандистами время пролетело незаметно. Границу Беларуси и России я пересекал открыто, с прочитанным романом своего тёзки Песецкого в дорожной сумке. И мне очень хочется, чтобы это имя и эту книгу узнали и в России. Теперь об этом можно читать. Взахлеб и с удовольствием
Текст: Сергей Ильченко
Иллюстрации: Виктория Павлова
Made on
Tilda