«От Ильича до Горбача
без инфаркта и паралича»
Cпецпроект, в котором пытаемся учить советскую историю через байки и анекдоты
о вождях. В третьем выпуске узнаем, почему причёску Хрущёва называли «урожаем 1963 года»
и из-за чего целину всё-таки не удалось поднять.
«Кукуруза, кукуруза – дочь полей – вкусней арбуза…»
Третий генсек, а если быть точным – первый секретарь ЦК КПСС (из-за своей природной скромности он отказался
от громкой должности генерального) в советских анекдотах отметился настолько сильно, что по количеству шуток
про себя Хрущёв обходит всех других политических советских деятелей. Причиной этому были проводимые Никитой Сергеевичем внутренняя и внешняя политика, которые довольно часто оборачивалась неудачами. Самой популярной темой анекдотов про Хрущёва является его любовь к кукурузе, закончившаяся
неурожаями для СССР. Появилось это сельскохозяйственное увлечение первого секретаря случайно, в 1955 году, когда Никита Сергеевич принял у себя делегацию фермеров из штата Айова во главе с Росуэллом Гарстом (Roswell Garst). Последний долго и убедительно рассказывал Хрущёву о возможностях и преимуществах производства и переработки кукурузы, которая поможет поднять на новый уровень советское сельское хозяйство. Идеи Гарста понравились генсеку, и уже в сентябре 1959 года Никита Сергеевич отправляется с первым визитом в США. Там он посещает Вашингтон, Лос-Анджелес, Сан-Франциско и ферму своего друга Росуэлла Гарста, где своими глазами убеждается в эффективности выращивания этой культуры.
Воодушевлённый западным опытом Хрущёв возвращается в СССР, где начинает рьяно и агрессивно насаждать кукурузу. Первым делом генсек решает расширить её посевы в два раза (что, кстати, делалось за счёт уменьшения в такое же количество раз посевов пшеницы). Хрущёв планировал, что полученный урожай увеличит втрое темпы прироста крупного рогатого скота – ведь кукуруза почти не дает отходов: зерно отправляется людям, а листья с ботвой – на корм зверям. К началу 1960-х годов уже четверть пахотных земель была занята кукурузой, для которой иногда использовались и залежные пойменные земли, дававшие особо ценное сено.

Однако урожаи внезапно оказались намного меньше ожидаемых, что привело в 1963 году к зерновому кризису. СССР впервые за долгие годы был вынужден закупать хлеб за границей. Существует легенда, что, когда об этом узнал Уинстон Черчилль, он сказал: «Я думал, что умру
от старости. Но когда Россия, кормившая всю Европу хлебом, стала закупать зерно, я понял, что умру
от смеха». Хрущёв по невыясненным причинам не учёл,
что, во-первых, климат в СССР не везде совпадает
с климатом штата Айова.
Во-вторых, кукуруза сильно истощает землю, поэтому сажать её на одном участке можно лишь раз в несколько лет. И в-третьих, выращивать данную культуру можно, только удобряя землю. Любопытно, что сам Россуэл Гарст, впоследствии посетивший кубанские колхозы, где выращивалась кукуруза, пришёл в ярость, узнав, что её сеют без удобрений. Гарст вступил в спор
с председателем колхоза и устроил скандал, сказав,
что пожалуется Хрущёву. Однако генсек ответил, что обо всём знает, но ничего сделать не может, а «народ нужно кормить».
Пионерка спросила Хрущёва:

– Дяденька, правду папа сказал, что вы запустили не только спутник, но и сельское хозяйство?
– Передай своему папе, что я сажаю не только кукурузу!



– Как называется прическа Хрущёва?
– Урожай 1963 года.


Попадает Никита
Сергеевич в коммунистический рай. У входа стоят Маркс, Ленин и Сталин, и у всех на лбу написано «ТК». Хрущёву тоже ставят на лбу отметину «ТК». Хрущёв в недоумении спрашивает, что это означает. На что ему отвечают:

– Вот Маркс – теоретик коммунизма, Ленин – творец коммунизма, Сталин – тиран коммунизма.

– А я тогда кто? – спрашивает Никита Сергеевич.

– А ты, ты – трепло кукурузное!




Второй после кукурузы по популярности темой для анекдотов стало горячее желание Хрущёва посоревноваться по всем возможным и невозможным показателям с Соединёнными Штатами Америки. Так, 22 мая 1957 года в речи
на совещании работников сельского хозяйства областей и автономных республик СССР Никита Сергеевич заявил,
что Советский Союз должен «догнать и перегнать Америку за три года по производству мяса, молока и масла на душу населения», чем вызвал у собравшихся удивление как самим фактом признания отставания от западных конкурентов, так
и поставленной планкой: это было абсолютно невозможно.
В дополнение к неудачной «кукурузной эпопее» Хрущёв отметился не менее провальным решением об освоении целины. Так назывался комплекс мероприятий
по ликвидации отставания сельского хозяйства
и увеличению производства зерна в СССР в 1954–1960 годах. В оборот ввели обширные земельные ресурсы
в регионах Казахстана, Поволжья, Урала, Сибири
и Дальнего Востока. Интересно, что проект выглядел отлично и мог закончиться успехом, однако
из-за непродуманной реализации всё завершилось неурожаем, товарным дефицитом и снижением экспорта вывозимого зерна. Освоение целины само по себе было актом экстенсивного развития (то есть шло за счёт увеличения посевных площадей).
Хрущёв выступает на Кировском заводе:

– Мы, товарищи, скоро не только догоним, но и перегоним Америку!
Рабочий говорит:
– Догнать Америку мы, Никита Сергеевич, согласны. Только перегонять бы не надо.
– А почему? – Голый зад будет видно!

До 1954 года советская власть, как и в западных развитых странах, использовала интенсивный путь развития (то есть повышала урожайность за счёт применения различных удобрений, новой техники и технологий, разработок в области генной модификации, обработки посевных культур гербицидами и пестицидами). Из-за смены пути развития уже через несколько лет земли целины перестали давать богатые урожаи, так как были слишком истощены. Далее на освоение целины были брошены все имеющиеся в наличии материальные и людские ресурсы, что в свою очередь привело к замедлению развития сельского хозяйства в традиционных районах – на Кубани и в Центрально-Чернозёмном районе. И, наконец, с распаханных целинных земель, которые не додумались оградить лесополосами, ценнейший плодородный слой попросту сдувало ветром. Ходили байки, что жители европейских городов в панике закрывали форточки, пытаясь защититься от летящего с восточным ветром чернозёма.

Хрущёву после смещения предложили возглавить онкологический центр. Никита Сергеевич:

– Но я же в этом деле ничего не понимаю!

– Ничего страшного. Вы же руководили сельским хозяйством – и хлеба не стало. Займётесь онкологией – может быть, и рака не станет.
Идея
Софья Сенич
Текст
Ярослав Попов
Иллюстрации
Анастасия Евдокимова
Made on
Tilda