РАЗВИЛКА
Троцкий: трудно реализовать ограбленные ценности, кончим и исчезнем
Троцкий во многом был неправ! Он был лев и Лев! Почти полтора века назад родился почти первый революционер в России, который устроил Октябрьский переворот. Чтобы узнать, как жил, ругался с Лениным и хоронил детей, проходите наш тест.
Начать!
Итак, вы Лейба Давидович Бронштейн, или просто Лёвик. Мама с папой вас очень любят, а ещё любят своё хозяйство, коров и деревню Яновку. Поэтому из игрушек – только кубики и вся Россия, повергнутая вашими ручками в революцию и Гражданскую войну... Стоп, нет. Ещё рано. Папа предлагает вам помогать ему по хозяйству, говоря о чём-то интересном, но трудном. Соглашаетесь?
Ну и правильно. Помогая папе вести конторские книги, вы учитесь грамоте и издаёте первый собственный журнал, рисуете к нему цветную обложку и заполняете своими сочинениями.
Эх, ну вы даёте. Маленький Бронштейн, помогая папе вести конторские книги, учится грамоте и издаёт первый собственный журнал, рисует к нему цветную обложку и заполняет своими сочинениями.
Далее
Проверить
Показать результат
Вы ходите в громоклеевскую школу, или «хедеру». Отец видит ваши математические таланты и хочет, чтобы кто-то помогал ему с хозяйством, поэтому вас отправляют в Одессу в реальное училище. В классическую гимназию вам не попасть, потому что знание древних языков – это блажь. Ну и вы еврей.

На улице вы щеголяете своей формой, чудесным рукавом «реалиста», и тут какой-то оборванец харкает прямо на ваш предмет гордости. Будете с ним ругаться? Драться?

Лёва так не поступил. Он стал вытирать грязь с одежды листом и только всё испортил. В это время ему в голову пришла мысль, что оборванец не виноват: им движет «социальная несправедливость» и человеческая обида на него, такого пригожего. Лёва в восхищении.
Вы стали вытирать грязь с одежды листом и только всё испортили. В это время вам в голову пришла мысль, что оборванец не виноват: им движет «социальная несправедливость» и человеческая обида на вас, такого пригожего. Вы в восхищении.
Далее
Проверить
Показать результат
Вы приехали на каникулы домой. Однажды лошадь одного из местных крестьян «нарушила границу» отцовского поля. Папа в бешенстве поймал её и запер в сарае, сказав крестьянину, что лошадь отдаст только после возмещения ущерба. Отец прав?
Вы приехали на каникулы домой. Однажды лошадь одного из местных крестьян «нарушила границу» отцовского поля. Папа в бешенстве поймал её и запер в сарае, сказав крестьянину, что лошадь отдаст только после возмещения ущерба. Отец прав?
Вы перестали есть и общаться с родителями. Отец сразу всё понял и пожалел вас – отдал лошадь крестьянину. Ваше социальное чутье торжествует.
Далее
Проверить
Показать результат
Вот вам и 17 лет. Вы, как и все юноши, строите из себя закоренелого скептика и атеиста. Однако вы стали посещать сад Швиговского и всех народников, марксистов. Вам это не особенно нравится, вы, в целом, консерватор, но продолжаете дискутировать, чтобы все чувствовали вашу самостоятельность и ироничный тон превосходства. Швиговские и другие помогают вам образовываться и проникаться народническими идеями Лаврова и Михайловского. «Народная воля», «Чёрный передел», всё такое. Но вот вам на глаза попадается небольшая неполитическая книжка Шопенгауэра. Будете читать?
Ну вы предопределили свою судьбу. Это была книга «Эристика», или «Искусство спорить», которая помогала победить в любом споре, вне зависимости от правоты. А с вашей малой образованностью это важно.
Это вы зря. Это была книга «Эристика», или «Искусство спорить», которая помогала победить в любом споре, вне зависимости от правоты. А с Лёвиной малой образованностью это важно.
Далее
Проверить
Показать результат
В саду Швиговского вы познакомились с Александрой Соколовской, в вас проявилась нежность и любовь. Благодаря девушке вы всё-таки прочитали «Капитал», хотя громко кричали и морщились, когда обсуждали его с ней. Но сердцу не прикажешь, и вы, кажется, стали коммунистом, прости господи. Товарищи предлагают вам выпускать газету или журнал, а вам хочется ораторствовать. Примете предложение?
Издание назвали «Наше дело», раздавали читающей публике для знакомства с крамольными суждениями, которые пропагандировали тайные марксистские организации. Вы пишите все заметки, статьи и даже рисуете карикатуры. После третьего выпуска всех арестовывают.
Эх вы. А ещё революционер! Издание назвали «Наше дело», раздавали читающей публике для знакомства с крамольными суждениями, которые пропагандировали тайные марксистские организации. Бронштейн пишет все заметки, статьи и даже рисует карикатуры. После третьего выпуска всех арестовывают.
Далее
Проверить
Показать результат
Вы оказались в тюрьме, в одиночной камере. Одиноко до такой степени, что вы учите иностранные языки и сочиняете революционные песни:

«Вы, ребятушки фабричные,

К обирательству привычные,

Уж найдите вы управушку

На Морозова на Саввушку,

Покажите молодечество,

Выходите на купечество!

На купцов, да на попов, да на царей

Подымайтеся скорей, скорей, скорей!»

Отец не разрешает вам жениться по малолетству, вы рвёте на себе рубаху и отказываетесь от его всяческой помощи. В пересылке же впервые читаете ленинское «Развитие капитализма в России», но без воодушевления. Вот вас привозят в Усть-Кут, потом в Верхоленск – вы в ссылке, и вам нет и 25 лет, поздравляю. В соседнем Иркутске выходит газета «Восточное обозрение». Вы страшитесь преследований, ведь у вас жена и дети. Так что, пишете в редакцию?


Вот и ладненько. Ваши деревенские корреспонденции с радостью берут и зачитываются ими. Чаще всего вы пишите о крестьянском вопросе: «Обычное деревенское», «Малозаметный, но весьма важный винтик в государственной машине», но крестьян за малограмотность вы всё-таки недолюбливаете. Вы считаете себя социалистическим противоядием и берёте псевдоним Антид Ото.

Ну и на что вам кушать? А детей содержать? Вы мужчина или кто? Деревенские корреспонденции Бронштейна с радостью берут и зачитываются ими. Чаще всего Лев пишет о крестьянском вопросе: «Обычное деревенское», «Малозаметный, но весьма важный винтик в государственной машине», но крестьян за малограмотность он всё-таки недолюбливает. Лев считает себя социалистическим противоядием и берёт псевдоним Антид Ото.

Далее
Проверить
Показать результат
Эх, социальное недовольство дошло и до Сибири, а значит дело труба. Сгорел сарай, гори и хата. Вы пишете листовки в Сибирский социал-демократический союз. Надо что-то предпринимать. Будете бросать жену и детей и бежать из бескрайней Сибири?
Безусловно, вы так и поступили. Вы обманули своих надзирателей, выпросив один день для поездки в Иркутск в редакцию «Восточного обозрения». Однако там вы не появляетесь, из озорства берёте фамилию надзирателя Троцкого и эмигрируете.
Ну и что с вами поделаешь, так и останетесь прозябать на окраине империи. Лев обманул своих надзирателей, выпросив один день для поездки в Иркутск в редакцию «Восточного обозрения». Однако там он не появился, из озорства взял фамилию надзирателя Троцкий и эмигрировал.

Далее
Проверить
Показать результат
За границей друзья-социалисты прозвали вас «Перо», что почётно. Вы понравились Ленину и Засулич, но на вас косо смотрит Плеханов, основатель «Искры». Ну что ж, старику простительно. Ленин добивается включения вас в редакцию «Искры», потому что ваши статьи иногда хоть и бестолковые, но задиристые и художественные:

«Не раскрыл ли вам очей страх перед зловещим для вас завтрашним днём? Если так, то вы должны были видеть, что по крепостным стенам Шлиссельбурга до сего дня бродят неотомщённые тени замученных вами рыцарей свободы. Они взывают о мести, эти страдальческие тени. Не о личной, но о революционной мести. Не о казни министров, а о казни самодержавия».

На втором съезде российских социал-демократов вы с Лениным поссорились: вы – за крестьян, он – за рабочих, вам никак не пересечься. Вы пишете пасквиль-комментарий на книжку Ленина «Один шаг вперёд, два шага назад», за что вам потом стыдно. Но нужно выбрать, с кем вы: с большевиками или меньшевиками. Вы решаете, что неправы обе стороны. Будете что-то предпринимать?


Так Троцкий и поступает. Пытаетесь создать «Августовский блок» по примирению большевиков и меньшевиков, но кроме Мартова туда никто не приедет, вас заклеймят оппортунистом.
Было бы правильным просто промолчать и забыть об этом всём, но «орлёнок» Троцкий так не может. Если вы за большевиков, никто не назовёт вас оппортунистом, и не будет хулить за «Августовский блок».
Далее
Проверить
Показать результат
Вы первым приезжаете в Петербург, потому что чувствуете, что простыми стачками Кровавое воскресенье не закончится. Вы настаиваете на том, что нужно «углублять» революцию, организовывать бунты. Конечно, путём журналистики: выкупаете вместе с Парвусом «Русскую газету», быстро ставшую популярной, и вместе с меньшевиками издаёте газету «Начало». Больше всего в своих заметках и статьях вы ненавидите Милюкова («Интеллигентская "демократия"», «Отрытое письмо профессору П. Н. Милюкову»). С таким объёмом работы вы быстро становитесь руководителем петербургского Совета рабочих и единственным действующим революционером в стране.

Арестовали депутата Совета товарища Хрусталёва-Носаря. Сейчас вы будете призывать рабочих к стачкам?


Как-то опрометчиво. Троцкий ощутил, что следующим арестуют его и стачки в таком случае будут дискредитированы. И он не прогадал. От ареста никто не спасти не может, но Троцкому не впервой.
Вы ощутили, что следующим арестуют вас и стачки в таком случае будут дискредитированы. И вы не прогадали. От ареста никто не спасти не может, но вам не впервой.
Далее
Проверить
Показать результат
В ссылке у вас будет время, чтобы подумать и дописать свой трактат о перманентной революции. Вы не совсем понимаете, что Маркс это и имел в виду, считаете себя новатором. Ленин, конечно, на вас озлоблен и обзывает западником, но вы ментально идёте к нему навстречу брошюрой «До девятого января», где впервые в истории революции провозглашаете пролетариат движущей силой свержения правительства.

То, что нужно бежать, – вопрос бесспорный, но вам выпадает шанс бежать, не доезжая до места ссылки, за что вас могут казнить. Бежите?


Ура, революционный дух кипит. Вы бежите из Берёзова, что символично, притворяясь инженером из полярной экспедиции барона Толля. И вам удаётся снова оказаться за границей.
Ну и куда это годится? Лев бежит из Берёзова, что символично, притворяясь инженером из полярной экспедиции барона Толля. И ему удаётся снова оказаться за границей.
Далее
Проверить
Показать результат
Во второй эмиграции вы участвуете в пятом съезде РСДРП, пытаетесь соединить марксизм с фрейдизмом. В общем, делаете всё, чтобы в партии вас не любили. Вы пишете много статей о состоянии рабочих в европейских странах («На Балканах и о Балканах», «Болгарская и сербская социал-демократия»), общаетесь с социалистами из Болгарии, Германии, Австро-Венгрии, потому что ваша цель – мировая революция. Но тут немецкая социал-демократическая газета «Vorwärts» просит вас написать статью о разладе большевиков и меньшевиков. Ленин вас грубо отговаривает. Соглашаетесь написать статью?

Эх, вы в своём репертуаре. Почувствовали себя важным и честным, но Ленин и вся партия вместе с ним стали вас практически открыто ненавидеть, потому что вы «вынесли сор из избы». Коммунистическая мораль работает через раз.
Если бы Троцкий действительно так поступил, это был бы хороший ход в его карьере. Лев Давидович почувствовал себя важным и честным, но Ленин и вся партия стали его практически открыто ненавидеть, потому что Троцкий «вынес сор из избы». Коммунистическая мораль работает через раз.
Далее
Проверить
Показать результат
Однако это вам не помешало в 1908 году приступить к изданию собственной газеты «Правда» для всех рабочих. Очень скоро «Правда» станет печатным органом большевиков, в свою редакцию вы принимаете умеренных Каменева, Рыкова, Сокольникова как наиболее близких. На пленуме на вас надавили и заставили принять в редакцию и Ленина, который настаивает на использовании печатного органа для осуждения меньшевиков. Вы дадите ему это сделать?

Пути исторические неисповедимы, но Троцкий поступил не так, за что его стали не любить ещё больше.
Молодец, вы сохранили лицо, как политическое, так и журналистское. В вашей самостоятельности никто и не сомневался, но теперь вокруг плетут козни и интриги. Эх.

Далее
Проверить
Показать результат
После работы военным корреспондентом вы сотрудничаете с «Голосом», «Нашим словом» Мартова и других эмигрантов. В 1915 году участвуете в международной конференции социал-демократов, выступавших против войны. Вас высылают из Франции в Испанию, но и тут вы нежеланный гость для правительства. Возвращаетесь инкогнито в Россию?
Троцкий, конечно, человек взбалмошный, но не глупый. В России человека, написавшего статью «Война и Интернационал», радостно не примут. Троцкий уезжает в США.
Вам всё ещё дорога ваша жизнь, так что вы приезжаете в Нью-Йорк и сотрудничаете с газетой «Новый мир». Вас радостно принимают американские рабочие.

Далее
Проверить
Показать результат
Но после Февральской революции вы осмеливаетесь приехать в Россию. В Петрограде вы становитесь фактическим руководителем Петербургского межрайонного комитета объединённых социал-демократов, которые выступают за идеи интернационала. По сути вы единственный, кто через Совет рабочих осуществляет революционную деятельность до приезда Ленина. Однако после «апрельских тезисов» вы понимаете, что медлить нельзя и нужно принимать решение. Объединяться с большевиками?
Вы оказались на верном пути. Своим внутренним политическим чутьём вы поняли, что Ленин будет советским лидером, а не вы. Тем более разрозненные силы только помешают революции.
В вас взыграло высокомерие. Своим внутренним политическим чутьём Троцкий понял, что Ленин будет советским лидером, а не он. Тем более разрозненные силы только помешают революции.
Далее
Проверить
Показать результат
Во время октябрьского переворота вы создали Военно-революционный комитет, смогли отвоевать у прежней власти типографии «Известий» и «Рабочего пути», которые они захватили. Во время переворота вы театрально передали власть Ленину, понимая, что вы новичок в большевистской партии и еврей. В новом правительстве Ленин, естественно, предлагает вам самую важную должность – наркомата внутренних дел, который боролся бы с контрреволюцией. Соглашаетесь?
Тут вы с Троцким разошлись. Лев Давидович к огромному удивлению вождя отказывается, потому что он еврей, а в этой стране евреев никогда не любили. Троцкого назначают наркоматом иностранных дел.
Вы, к огромному удивлению вождя, отказываетесь, потому что вы еврей, а в этой стране евреев никогда не любили. Вас назначают наркоматом иностранных дел.
Далее
Проверить
Показать результат
Вы выбрали самую трудную задачу. Никто из иностранных государств не хотел принимать и тем более сотрудничать с новоявленным социалистическим государством. Вам что-то нужно делать с войной, точнее, с её завершением. В партии кто-то считает, что нужно подписывать мирный договор на любых условиях. Вы же считаете, что нужно прекратить войну, но не мир подписывать, а вести социал-демократическую агитацию среди немецких солдат: товарищи, вы что, не за мировую революцию? Ленин говорит, что нужно бойкотировать все собрания по вопросам мира. Вы согласны?
Вы согласились, ну что ж, это ваш путь. В итоге Россия, как говорится, перетомила, и пришлось подписывать позорный Брестский мир. Всех собак, конечно, спустили на вас, на Иудушку Троцкого. Вы демонстративно снимаете с себя обязанности наркомата иностранных дел, хотя практически все проголосовали против, выказывая к вам своё личное доверие. Но ваше самолюбие выше, и вы уходите на должность ниже – наркомвоенмор.
Ну и суда нет. Эта ситуация патовая. В итоге Россия, как говорится, перетомила, и пришлось подписывать позорный Брестский мир. Всех собак, конечно, спустили на Льва Давидовича – на Иудушку Троцкого. Может, оно было бы и к лучшему, но Троцкий демонстративно снимает с себя обязанности наркомата иностранных дел, хотя практически все проголосовали против, выказывая к нему своё личное доверие. Но его самолюбие выше, и Троцкий уходит на должность ниже – наркомвоенмор.
Далее
Проверить
Показать результат
Теперь ваша задача – построить Красную армию, которая могла бы противостоять Белой армии, на стороне которой – иностранные инвесторы. В социалистической армии не должно быть назначенных командиров: они должны выбираться солдатами. Но всё офицерьё за белых – нужно формировать своих специалистов. Ленин не даёт вам прямого разрешения на использование специалистов-перебежчиков. Вы возьмёте их в армию?
В статье «Необходимое разъяснение» вы пишете: «Те бывшие генералы, хотя бы и консервативного образа мыслей, которые добросовестно работают в настоящих трудных и неблагоприятных условиях, заслуживают несравненно большего уважения рабочего класса, чем те лжесоциалисты, которые интриганствуют в разных щелях и в бессильной злобе выжидают падения власти рабочих и крестьян». Но это вопрос дискуссионный, и появившийся в партийной верхушке Сталин вас не поддерживает. Но кому интересно его мнение?
Ну и как вы воевать собираетесь? Правильный путь – наплевать на мнение всех и делать своё дело. В статье «Необходимое разъяснение» Троцкий пишет: «Те бывшие генералы, хотя бы и консервативного образа мыслей, которые добросовестно работают в настоящих трудных и неблагоприятных условиях, заслуживают несравненно большего уважения рабочего класса, чем те лжесоциалисты, которые интриганствуют в разных щелях и в бессильной злобе выжидают падения власти рабочих и крестьян». Но это вопрос дискуссионный, и появившийся в партийной верхушке Сталин Троцкого не поддерживает. Но кому интересно его мнение?
Далее
Проверить
Показать результат
Однако Сталин пытается продвинуться за ваш счёт: едет на Северо-Западный фронт и устраивает там «партизанщину». Ленину выгоден такой ваш противник, чтобы вы не зазнавались и были у него на коротком поводке. Но дело идёт. В статье «Пора кончать!» вы пишите: «Пора кончать, пора очистить юг, проложить дорогу на Кавказ, пора нанести смертельный удар самому заклятому врагу рабочей и крестьянской России и дать истомлённой стране безопасность, мир и довольство». Вы катаетесь по армии на агитпоезде, своим появлением мотивируя солдат побеждать. Ещё выпускаете свою газету «В пути». Но вам, человеку, который никогда не служил, нужно и выступать публично перед войсками. Как будете говорить – по-социалистически, на равных?
Строй новый, а люди-то старые. Под Самарой перед шеренгой Троцкий выхватывает красноармейца: «Брат! Я такой же, как ты. Нам с тобой нужна свобода – тебе и мне. Её дали нам большевики. А вот оттуда сегодня могут прийти белые офицеры и помещики, чтобы нас с тобой превратить в рабов». Так «отец» Красной армии стал «братом».
Строй новый, а люди-то старые. Под Самарой перед шеренгой вы выхватываете красноармейца: «Брат! Я такой же, как ты. Нам с тобой нужна свобода – тебе и мне. Её дали нам большевики. А вот оттуда сегодня могут прийти белые офицеры и помещики, чтобы нас с тобой превратить в рабов». Так «отец» Красной армии стал «братом».
Далее
Проверить
Показать результат
В Гражданке Красная армия победила, а значит и вы. Происходит обнуление грехов и создание Коминтерна, который де-юре важнее партии. От романтической идеи мировой революции вы не отказываетесь, предрекая создание Европейского социалистического союза: «Ещё кровавый хаос стоит над Европой. Старое сочетается с новым. События нагромождаются на события, и кровь наслоится на кровь. Но из этого хаоса всё решительнее и смелее выступает идея коммунистического порядка, от которой не спасут буржуазию ни её версальские заговоры, ни её наёмные банды, ни добровольные лакеи соглашательства и социал-патриотизма, ни великий заокеанский покровитель всех душегубов капитализма» («Порядок из хаоса»).

Но нужно со страной разобраться. Поездив по России-матушке, вы увидели, что народу не весело, а голодно. Вам в голову приходит идея о послаблении военного коммунизма, которую вы предлагаете на съезде. Вас клеймят (особенно Ленин) еретиком. Через год Ильич устанавливает НЭП. Напомните вождю, что он, мягко говоря, не новатор?
Здесь самолюбие Троцкого почему-то не сработало и все почести достались Ильичу, который уже говорил про него: «Он с нами, но не наш».
Здесь ваше самолюбие почему-то не сработало и все почести достались Ильичу, который уже говорил про вас: «Он с нами, но не наш».
Далее
Проверить
Показать результат
На XII съезде статьёй «О смычке» вы заявляете: «Кто говорит: "Всё дело в смычке, а не в плане промышленности", – тот не понимает самой сути дела, ибо путь к смычке лежит через правильное согласование промышленности, через плановое руководство ею. Другого пути нет и не может быть». Вы проанализировали не только промышленность, но и сельское хозяйство – работы предстоит немерено. Вас провожают аплодисментами, и члены «тройки» (Сталин, Каменев, Зиновьев) не могут с вами не считаться. Но Сталину из-за мелкой зависти к вашим лаврам ничего не остаётся, как строить козни против вас. Сталин стал делить власть и бороться за наследие Ленина, который доживает свой век в Горках. До этого вы демонстративно уехали, не желая вступать в глупые дискуссии со Сталиным. На вокзале вас застаёт весть о смерти Ленина. Сталин убеждает, что на похороны вы не успеете. Возвращаетесь?
По-человечески так и нужно было поступить, но у настоящего коммуниста извращённая мораль.
Вы продолжаете гнуть свою линию, которую в партии назовут «бегством в Сухуми».
Далее
Проверить
Показать результат
Вы активно выступаете против сталинской идеи о «социализме в отдельно взятой стране», но вас мало кто слушает, потому что настоящих революционеров в партии почти не осталось, а остальные боятся за свою карьеру. В 1926 году вы создаёте открытую оппозицию, которая должна защищать истинную идею и Коминтерн. За это Сталин лишает вас места в партии и хочет отправить в ссылку, другие же политдеятели сидят в политизоляторах. Вы сопротивляетесь ссылке?
Ого, вы бунтарь. Как бы Троцкий ни относился к Сталину, он считал, что СССР – социалистическое государство и это временный уход от идеи. Противостоять против государства, которое Троцкий строил своими же руками, бесполезно.
Как бы вы ни относились к Сталину, вы считаете, что СССР – социалистическое государство и это временный уход от идеи. Противостоять против государства, которое вы строили своими же руками, бесполезно.
Далее
Проверить
Показать результат
«Оппозиция формируется сейчас на основе принципиального идейного размежевания, а не массового действия. Это отвечает характеру нынешнего периода. Подобные же процессы происходили в русской социал-демократии в годы контрреволюции, в международной социал-демократии – во время войны. Массовое действие обычно смывает второстепенные и случайные разногласия, содействуя слиянию дружественных и близких направлений. Наоборот, идейные группировки в период застоя или отлива всегда обнаруживают большую склонность к дифференциации, к расщеплению, ко внутренней борьбе. Мы не можем выскочить из того периода, в котором мы живём. Надо пройти через него. Ясное, отчётливое, идейное размежевание, безусловно, необходимо. Оно подготовляет успехи в будущем», – пишите вы в статье «О группировках в коммунистической оппозиции». Действительно, в оппозиции происходит движение: кто-то отказывается от идей Коминтерна ради карьеры, кто-то полностью лишается права политического голоса.

Однако вы не опускаете руки: через товарищей узнаёте о ситуации в мире, чаще всего через Раковского. Сталин начинает преследование оппозиции, и она, в конечном счёте, распадается. Властный горец решает, что с вами делать. Он не может посадить в тюрьму, потому что так вы станете мучеником идеи, поэтому вас лишают гражданства и через Одессу отправляют в Турцию. За границей вы продолжаете бороться за идеи коммунизма?

В таком случае вы больше Троцкий, чем сам Лев Давидович. Он решает отдохнуть, всё-таки малярия и другие болячки дают о себе знать. Первое время Троцкий практически ничего не делает, впадая в апатию.
Вы решаете отдохнуть, всё-таки малярия и другие болячки дают о себе знать. Первое время вы практически ничего не делаете, впадая в апатию.
Далее
Проверить
Показать результат
Вы стараетесь создать структуру, которая будет лучше Интернационала, попутно выпуская «Бюллетень оппозиции», в котором будете публиковать всё, что связано с мировым (чаще советским) коммунистическим процессом. Первым документом новой организации становится «Поворот Коминтерна и положение Германии», но эта организация не приносит своих плодов. Одной из причин этого становится разрозненность входивших в неё групп, которые принимались только по критерию «рабочести», – идеологическая нечистота. Второй же причиной стало то, что вы не можете открыто присутствовать ни на одном заседании – вы не «въездная» персона ни в одно европейское государство, поэтому вам приходится переехать в Мексику. Как-то, рыбачив на озере, вы услышали о деле Каменева и Зиновьева и сразу понимаете, что за этим последует. Будете писать книгу или ограничитесь серией статей?
Статьи о Сталине вы писали и раньше, но теперь перед вами стоит титаническая задача: разобраться в терроре и разоблачить вождя, «гениальную посредственность». Вы пишете роковую книгу «Сталин».
Ну это несерьёзно. Статьи о Сталине Троцкий писал и раньше, но теперь перед ним стоит титаническая задача: разобраться в терроре и разоблачить вождя, «гениальную посредственность». Он пишет роковую книгу «Сталин».
Далее
Проверить
Показать результат
Тем временем тучи сгущаются. Вы узнаёте о гибели вашего четвёртого ребёнка, политика Льва Седова. Без сомнений, это работа НКВД. Вы пишите в «Бюллетень» статью «Сын, друг, борец»: «Мы жили в твёрдой уверенности, что ещё долго после нас ты будешь продолжателем нашего общего дела. Но мы не сумели охранить тебя. Прощай, Лев! Мы завещаем твою безупречную память молодому поколению рабочих всего мира. Ты будешь жить по праву в сердцах всех тех, кто работает, страдает и борется за более светлый мир. Революционная молодёжь всех стран! Прими от нас образ нашего Льва, усынови его, он заслуживает того – и пусть отныне он незримо участвует в твоих боях, если судьба отказала ему в счастье участвовать в твоей последней победе». Вы используете смерть сына в качестве политического акта, но готовы ли вы обратиться к СССР открыто?
Вы делали это раньше, когда умерла ваша дочь Зина: «Преследование же дочери моей лишено было и тени политического смысла» («По поводу смерти З. Л. Волковой», обращение к членам ЦК ВКП(б) и Президиуму ЦИК СССР). Вы не озлобились, вы стали терять веру в себя, но не в идею.
Это странно, но смело. Троцкий делал это раньше, когда умерла его дочь Зина: «Преследование же дочери моей лишено было и тени политического смысла» («По поводу смерти З.Л. Волковой», обращение к членам ЦК ВКП(б) и Президиуму ЦИК СССР). Троцкий не озлобился, он стал терять веру в себя, но не в идею.
Далее
Проверить
Показать результат
Что ж, вот и наступил этот прекрасный солнечный день, когда вас убивают в собственном же доме. В последние минуты вы говорите о любви к своей жене, Наталье Седовой, и о верности революции и делу Интернационала. Вы хотите, чтобы вашего убийцу жестоко покарали, подвергнув тем же мукам, что и вас?
Здесь вы точно не правы, Троцкий не людоед. Он по-настоящему милостивый человек. Его последними словами было: «Он хотел… ещё раз… Я не дал ему… Не убивайте его… он должен… говорить». Троцкий искренне считал, что его убийца, Меркадер, поймёт, какому злу он помогает. Но этого не случилось. Отсидев 20 лет, Меркадер приехал в СССР, чтобы получить уже от Хрущёва в награду дачу.
Вы по-настоящему милостивый человек. Вашими последними словами были: «Он хотел… ещё раз… Я не дал ему… Не убивайте его… он должен… говорить». Вы искренне считали, что ваш убийца, Меркадер, поймёт, какому злу он помогает. Но этого не случилось. Отсидев 20 лет, Меркадер приехал в СССР, чтобы получить уже от Хрущёва в награду дачу.
Далее
Проверить
Показать результат
Биография Троцкого в истории русской революции – это череда выборов между самолюбием и положением в партии, оппозиции, эмиграции.
Можно бесконечно спорить и строить воздушные замки, предполагая, что бы было, если после смерти Ленина именно Троцкий, а не Сталин, стоял бы во главе партийного аппарата. Кто знает: стал бы проводить Троцкий террор – было бы хуже? Ни тот и ни другой не были чистым злом: ни сатаной, ни дьяволом. Но Троцкого, в отличие от Сталина, дети и жёны любили. Но Троцкий, в отличии от Сталина, не использовал идеологию для достижения личных целей, он был политиком, а не политиканом. Лев Давидович Троцкий использовал свой ораторский, журналистский талант для продвижения желанной перманентной революции. Хотя маленький Лёвик Бронштейн видел себя на политической арене как на гигантской сцене, где все его любят, обожают и гладят по кудрявой голове, приговаривая: «Умница ты наш, красавчик ты наш».
Пройти ещё раз
Биография Троцкого в истории русской революции – это череда выборов между самолюбием и положением в партии, оппозиции, эмиграции.
Можно бесконечно спорить и строить воздушные замки, предполагая, что бы было, если после смерти Ленина именно Троцкий, а не Сталин, стоял бы во главе партийного аппарата. Кто знает: стал бы проводить Троцкий террор – было бы хуже? Ни тот и ни другой не были чистым злом: ни сатаной, ни дьяволом. Но Троцкого, в отличие от Сталина, дети и жёны любили. Но Троцкий, в отличии от Сталина, не использовал идеологию для достижения личных целей, он был политиком, а не политиканом. Лев Давидович Троцкий использовал свой ораторский, журналистский талант для продвижения желанной перманентной революции. Хотя маленький Лёвик Бронштейн видел себя на политической арене как на гигантской сцене, где все его любят, обожают и гладят по кудрявой голове, приговаривая: «Умница ты наш, красавчик ты наш».
Пройти ещё раз
Биография Троцкого в истории русской революции – это череда выборов между самолюбием и положением в партии, оппозиции, эмиграции.
Можно бесконечно спорить и строить воздушные замки, предполагая, что бы было, если после смерти Ленина именно Троцкий, а не Сталин, стоял бы во главе партийного аппарата. Кто знает: стал бы проводить Троцкий террор – было бы хуже? Ни тот и ни другой не были чистым злом: ни сатаной, ни дьяволом. Но Троцкого, в отличие от Сталина, дети и жёны любили. Но Троцкий, в отличии от Сталина, не использовал идеологию для достижения личных целей, он был политиком, а не политиканом. Лев Давидович Троцкий использовал свой ораторский, журналистский талант для продвижения желанной перманентной революции. Хотя маленький Лёвик Бронштейн видел себя на политической арене как на гигантской сцене, где все его любят, обожают и гладят по кудрявой голове, приговаривая: «Умница ты наш, красавчик ты наш».
Пройти ещё раз
Tilda Publishing
Текст: Анастасия Евдокимова

Иллюстрации:
Анастасия Воробьёва
Станислава Кудряшова

Анимация: Никита Глазырин
Made on
Tilda