«Нужно постараться не раздеться и взять деньги»: монолог вебкам-модели
Аня – студентка, которая столкнулась с финансовыми трудностями. Её не берут на работу, потому что у неё нет одной ноги. Единственным выходом из ситуации для девушки оказалась работа вебкам-моделью. Аня рассказывает о том, сколько получают модели, как они привлекают клиентов и почему после работы пропадает сексуальное влечение.

#лонгрид@razvilka_spb
Записала Софья Сенич
Иллюстрации: Юлия Саликеева

А это точно фотоагентство?

В сферу вебкам-бизнеса меня повела нужда. На работу никуда не брали, а деньги были нужны. У меня тогда после учёбы оставалось пять-шесть часов свободного времени, и я подумала, что можно подработать. Попробовала сначала пойти в call-центр. За 50 часов в неделю мне заплатили три тысячи. Я больше не хочу вспоминать об этом: очень нервная и некомфортная работа. Мне звонили со всей России и говорили: «Девушка, а у меня тут деньги автомат не выдаёт. Я из какого-то Электромагнитогорска, помогите». И я понимала, что мне даже нечего ему посоветовать. Там есть определённый тайминг –нельзя удерживать человека на линии дольше 40 секунд. И вот за это время нужно решить проблему, а на руках была просто куча инструкций. Меня, конечно, уволила сама организация, но и я и так понимала, что уйду.
После этого разместила резюме на HeadHunter. Указывала всё, что умела, но думаю, что в вебкам-студиях просто ищут девушек, подходящих по возрасту. Мне, кстати, до сих пор звонят и предлагают сомнительные вакансии. Я уже напрямую спрашиваю: «Это вебкам?» – отвечают «да», и мы прощаемся. Сейчас, конечно, я стала лучше разбираться в том, что происходит вокруг меня и со мной. Раньше жила, как какая-то девочка из зачарованного леса, даже не думала, что порномир может существовать так близко.

«Я думаю, что раздеваться перед незнакомыми мужиками – не значит
"ничего не делать"»
В первый раз мне позвонили по объявлению из модельной студии, объяснили, что хотят примерять различные образы и платить за это. Я подумала, что всё равно ничего не потеряю, если схожу к ним на собеседование. В студии всё казалось таким милым, даже подозрительно милым: повсюду стояли плюшевые мишки, атмосфера уютная, офис в центре города. Ну, никак не похоже на бордель, серьёзно!

Обычно (я это потом поняла) когда приходит новая девушка, её заводят в комнаты, где работают модели. Меня тогда никто никуда не водил, хотя, если бы заранее всё показали, я бы, скорее всего, не осталась там. После милого собеседования администратор сфотографировала мой паспорт и лицо в доказательство того, что мне есть 18 лет. У нас не брали несовершеннолетних, но одна модель рассказывала, что до этого работала в вебкам-студии где-то с 15 лет.

Я, когда пришла на первую смену, поняла, во что ввязалась, но вспомнила, что если уйду и отсюда, то останусь совсем без денег. Тогда не было выбора. Студенты могут пойти работать официантами, курьерами, а у меня такой возможности нет из-за инвалидности. Если бы была альтернатива, я бы не работала четыре месяца перед камерой. Морально это было очень тяжело: постоянно испытывала чувство самосъедания и саморазрушения. Но в вебкам-бизнесе не всегда так, кто-то спокойно к этому относится и воспринимает как обычную работу, даже кайфует от процесса. Вот такие девушки сидели на общей кухне и болтали о том, какой это крутой заработок, что они почти ничего не делают и получают деньги. Я думаю, что раздеваться перед незнакомыми мужиками – не значит «ничего не делать».
«Неудобство в том, что мембер мог позвать в приват, а через две секунды выйти.
А я уже сидела без одежды
и думала: "Блин, опять одеваться"»
«Залезь мне в сердце,
а не в ширинку джинсов»


С мемберами, так называют клиентов в вебкаме, я только переписывалась, хотя они и просили поговорить с ними, но я не соглашалась – это чаще иностранцы, а я не знаю язык в совершенстве. В виде сообщений-то иногда трудно было болтать, потому что нужно пропускать через переводчик все фразы. Свою камеру мембер при желании мог включить только в приватном режиме. Вообще такое редко случалось, и это считалось большой удачей. На мой взгляд, самый лёгкий заработок – когда мужчина просит посмотреть на то, как он дрочит. Это несложно. Во-первых, можно не смотреть, а просто делать заинтересованный вид. Во-вторых, клиент не просит раздеться, но платит деньги. Обычно все просили что-нибудь снять с себя, а может и что-то большее. Серьёзно, чего там только не делают, извращенцев очень много. Кто-то, например, может позволить себе устроить для мемберов перед камерой золотой дождь или шоколадный камнепад.

_________________________________________________________________________________________________
Золотой дождь – процесс мочеиспускания перед партнёром или на него, вызывающий сексуальное возбуждение.
Шоколадный камнепад – процесс, схожий с предыдущим, суть заключается в испражнении перед партнёром или на него

_________________________________________________________________________________________________

Некоторые ещё с секс-машинами развлекались, в разных костюмах бегали, плётки таскали. У меня был один странный клиент, который просил меня надеть пальто. Ну, я принесла его из гардероба, надела, а после он сказал, что хочет, чтобы я разделась. Потом отказался платить за приват, мы не вышли в него, и я весь день сидела в обнимку с пальто. Был ещё один клиент, который заходил каждый раз, когда была моя смена, и спрашивал, есть ли у меня перчатки. Я говорила, что их нет, и он уходил. Потом в итоге принесла их, и парень попросил, чтобы я потрогала себя в них.

Основные заработки – это приваты, когда модель зовут на тет-а-тет, для остальных посетителей изображение пропадает, девушка остаётся с человеком наедине и дальше уже делает или не делает то, что он попросит. Обычно мемберы просят одно и тоже: раздеться, снять лифчик, снять какую-то определённую вещь с себя. Хотя однажды меня попросили засунуть в себя компьютерную мышь, а футфетишисты просят облизывать ноги. Неудобство в том, что мембер мог позвать в приват, а через две секунды выйти. А я уже сидела без одежды и думала: «Блин, опять одеваться». А это самое «весёлое» – нужно успеть за 30 секунд, потому что через это время камера вернётся и снова откроется изображение для других посетителей сайта. На некоторых площадках банят за демонстрацию голых частей тела вне привата. А ещё банят из-за животных в кадре, хотя это мог быть просто домашний кот, если девушка работала дома, она с ним ничего плохо может и не делала. Также блокируют за демонстрацию овощей и фруктов, но почему так – я не понимаю до сих пор.
Рутина вебкама
Как проходил мой обычный день: после учёбы я ехала в офис где-то в пять часов, опаздывать нельзя было. За прогул снимали 100 долларов, за опоздания – по 10 долларов. У меня бывали моменты, когда я задерживалась после учёбы, потому что сложно было переместиться от универа в студию за час. Было ещё несколько запретов: нельзя работать под алкогольным, наркотическим опьянением и засыпать (последнее – это вообще самое страшное). Итак, я приходила на работу и переодевалась во что-то более или менее красивое. Можно было взять одежду в студии (там всегда висели какие-нибудь платьишки), а можно приходить в своей. Я таскала с собой, потому что мне комфортнее в своей одежде. Обычно надевала что-то лёгкое: маечки, юбочки, платья и как-нибудь минимально красилась. Я должна была отрабатывать по пять часов в день. В течение всего этого времени переписывалась с различными иностранцами, переходила в приваты, когда они звали.

___________________________________________________________________________________________________________________________
Приват – общение клиента и модели в отдельном диалоговом окне
____________________________________________________________________________________________


Эта работа эмоционально выматывает, потому что там всё зависит от настроения, и мемберы тоже чувствуют это, хотя, казалось бы, каким образом, если всё общение идёт виртуально. Если модель сидит хмурая, то денег она, скорее всего, не заработает, но кому-то идёт такой образ. Моя знакомая рассказывала, что сидела с лицом, выражающим абсолютное безразличие и даже презрение, но ей за это хорошо платили. А я, бывало, лезла из кожи вон, улыбалась, но эффекта от этого не было. И это на меня давило ещё больше, в итоге понимала, что устала. Знала, что обманываю и себя, и других людей. Я говорила друзьям и близким, что работаю в офисе, и чувствовала себя паршиво. Если кому-то легко вести двойную жизнь, то окей, но я не могу.



Я как-то заходила на сайты, на которых работала, в качестве посетителя, было интересно, чем другие девушки зарабатывают. Одна голая модель, покрытая аква-гримом гепарда, лежала на животе, и ничего даже не было видно, а на её трансляции сидело около шести тысяч человек, и все постоянно кидали ей деньги. Непонятно, что нужно клиентам. Кто-то заходил на такие сайты, чтобы унижать моделей. Мне часто писали сообщения, вроде: «А твой отец знает, что ты торгуешь телом, как кусок дерьма?» Я отвечала, что мой отец как бы умер, но обычно никто не верил.
________________________________________________________________________
«Наверно, если бы у меня был папа, мне бы не пришлось работать в вебкаме, он нашёл бы хоть какой-нибудь способ нас обеспечить»
______________________________________________________
Ещё клиенты любили писать: «Ах ты шлюха» – особенно если я отказывалась что-то делать. Если мемберы начинают ругаться, материться, то никто их не банит, моделям нужно просто сидеть и терпеть.

Главное – не воспринимать всё всерьёз, потому что так точно нервы быстро сдадут. Я помню как-то у нас на кухне девочка плакала, потому что клиент решил максимально отыграться на ней и выместить всю злобу в чате. Мемберы так самоутверждаются, особенно те, у кого нет денег. Если не может развести модель на бесплатный приват, то хотя бы выругаться нужно. Никогда не понимала, почему нельзя просто посмотреть порно. Наверно, мужчины считают, что таким образом можно кем-то или чем-то управлять. Они не правы, ведь если модель чего-то не хочет, то она этого и не будет делать. Хотя смотря как ей заплатить.
Мембер
А твой отец знает, что ты торгуешь телом, как кусок дерьма?
Аня
Но у меня нет отца...
Мембер
Ах ты шлюха!
Аня
...
Сколько я стою?
Зарплата зависела от клиентов, поэтому с ней всё было относительно. Максимальная сумма, которую я выносила оттуда, была 20 тысяч рублей и 100 долларов. Деньги нам выдавали раз в две недели в конвертах – какую-то часть в рублях, какую-то в долларах. Зарплата у моделей – это 30% от того, что им скинули, остальные 70% забирает студия. У меня самая низкая зарплата была три тысячи рублей за две недели, но я тогда совсем не старалась. Самое бесячее – нужно было ехать в студию, даже если тебе не на смену, потому что зарплату выдавали в конкретный день чуть ли не в конкретное время. А у меня на дорогу от дома до студии уходило чуть больше часа. Это всегда доставляло мне массу неудобств.

Некомфортно также было находиться среди других моделей, они вызывали отвращение. Девушки обсуждали только то, как смогли развести мужиков и на сколько. Рассказывали, что кто-то получал по 5-10 тысяч долларов чуть ли не за одну смену. Мой предел за пять часов был 100 долларов с копейками. Кто-то в то же время мог спокойно вынести в два, в три раза больше, и для этого никогда не было весомых причин – непонятно, почему люди скидывают деньги. В день моего самого высокого заработка я даже ничего не делала особенного. Непонятно, на кого мемберы клюют и чего они хотят.

В вебкаме есть множество приёмов получения денег, но в основном это случайность или удача. Есть также девушки, которые просто мило сидят перед камерой и общаются. Они могут даже не раздеваться, но получать достаточно денег. Многое зависит от произношения, потому что переводчик не передаёт эмоций. Наверно, такие модели как-то увлекают беседой.
___________________________________________________________________________________________________________________________
«Вообще считается, что в вебкаме главная цель – не раздеться и взять деньги, хотя достичь её не удаётся почти никому»
___________________________________________________________________________________________________________________________
В основном все получают деньги в привате. Но есть ещё такой приём, когда ты ставишь какой-то денежный минимум и говоришь, что после тысячи, например, устроишь шоу. Многие кидают деньги, привлекают других, чтобы быстрее собрать сумму.

Стабильный заработок в этой сфере могут обеспечить только постоянники – постоянные клиенты. Их обычно очень мало, но когда они зовут в приват, можно ничего не делать и получать за это деньги, а иногда и прямо просить прислать какую-нибудь сумму. У меня был такой клиент из Индии, и я достаточно долго разводила его на деньги. Как раз от него получила свои 100 с чем-то долларов. Тогда я просто два часа болтала о том, как индиец заберёт меня к себе, и мы будем с ним жить долго и счастливо. Из-за таких моментов мне тоже было некомфортно: какие бы там мемберы ни были извращенцы, они тоже люди.

Кто работает моделями?

В студии было много моделей – в основном молодые, но были и те, кто постарше, хотя это редкость. Я видела у нас одну женщину, которой на вид было около 30 лет, а так в основном это студентки без денег, которые приехали из другого города и ищут средства, чтобы жить. Понятно, что стипендии им не хватает. Была постоянная текучка моделей, почти каждый день встречала новые лица.
______________________________________________________
«Студентки уходили достаточно быстро, кто-то не дорабатывал и до первой получки. Мне кажется, студия в какой-то мере живёт на доходы от невыданной зарплаты»
______________________________________________________

Уходили по разным причинам: бывало, что не устраивала студия и переходили в другую, кому-то, как и мне, не нравилась работа. Были ещё богатенькие девочки, которых родители ограничили финансово, поэтому им на что-то не хватало. Такие обычно до первой зарплаты работали, а потом уходили.

У каждой девушки в студии была отдельная комната. В других бывает, что девушки с парнями, девушки с девушками могут работать в одной. Моему другу предлагали так работать.
________________________________________________________________________________________
«Говорят, что мужчины популярнее в этой сфере. Самое выгодное и крутое – притворяться геем, потому что они получают больше всех»
________________________________________________________________________________________
Недавно общалась со своим другом-геем, который работает в сфере вебкам. Его доход стабильно по 60 тысяч в месяц, говорит, что на всё хватает, и ему довольно комфортно работать. Хотя, наверное, он просто не стесняется и не заморачивается. Зашла недавно на его аккаунт в Инстаграме, он там стоит с голой жопой возле столба – думаю, у него всё нормально. Не знаю, кстати, пользуются ли лесбиянки такой популярностью. Там в основном разделение идёт на девушек и парней, а притвориться можно кем угодно: сегодня я могу быть бисексуалкой, завтра лесбиянкой, послезавтра гетеро – что захочет клиент, то ему и выдают.

Многие говорили, что их всё устраивает, и они считают свою работу развлечением. Думаю, это неправда. У нас в стране не так много нимфоманок, мечтающих о том, чтобы на них смотрели, пока они мастурбируют. Нужда здесь выигрывает.

Мама: «Зачем тебе это было нужно?»

О моей работе изначально знал только близкий друг, он отнёсся к этому довольно весело. Думаю, что тогда мы оба не представляли, какой это омут. Мне тоже казалось в первые дни, что я вроде ничего не делаю и получаю деньги – здорово ведь. Позже поняла, что меня такая работа разрушает, я утомлялась и морально от общения, и физически от дороги.
________________________________________________________________________
«Нужно было постоянно притворяться, улыбаться, как будто к лицу приклеили улыбку. Все мои реальные эмоции тогда ограничивались желанием умереть прямо там»
________________________________________________________________________
Кто-то считает свою работу игрой, были такие девушки, которые хвастались тем, что разводят людей на деньги. Потом ходили полуголые по студии, и возникал вопрос, каким образом они разводят, если раздеваются и получают за это деньги? Кажется, это их разводят. Все думают, что получить деньги от человека – очень легко. Нет, ничего подобного! На таких сайтах как раз-таки много тех, кто сидит с пустыми карманами и что-то пытается вымолить бесплатно.
Встречаются разные люди, но несмотря на это, мне всё же удавалось зарабатывать. Тогда я действительно помогла маме, мы платили за квартиру с моей зарплаты, плюс у меня ещё получалось откладывать на отдых. По меркам вебкам-сферы я зарабатывала немного, но на жизнь хватало. После того, как ушла, боялась рассказать своему парню (сейчас уже бывшему), но он как-то между делом поделился со мной историей о том, как ему какая-то девушка отсосала прям на танцполе, и я поняла, что его уже ничем не удивить. Моя мама тоже отреагировала довольно спокойно. Просто спросила, зачем мне это было нужно. Я говорила, что напрямую никто не просил меня, но видно было, что у нас не было денег. Я же не могла просто так сидеть и смотреть на это, нужно было что-то делать.
Подарок на прощание: панические атаки и акротомофилы
На момент моего четвёртого месяца работы мне нравился молодой человек, и я понимала, что если дальше захочу с ним встречаться, то работу не смогу скрывать. Да и вообще хотелось быть с ним честной. Он вдохновил меня на то, чтобы я бросила вебкам-бизнес. К тому времени я уже набрала достаточную сумму, стало проще с финансами в семье.

Когда уходила, меня заставили отработать ещё две недели, иначе не выдали бы остатки зарплаты. Там совпадало так, что деньги мне нужно было забирать в тот момент, когда я уехала из города. Мы обговорили с администратором этот момент, мне объянили, что я могу спокойно забрать потом. Я приехала и выяснилось, что надо было раньше думать, и пришлось две недели отработать.

Ушла я вроде мирно, но осадок остался. Пока работала вебкам-моделью, у меня началась мания преследования, да и сейчас не могу до конца от этого избавиться. Я появлялась каждый день на восьми сайтах одновременно, сколько человек увидели меня за время работы – не могу представить, поэтому чувствовала, что меня найдут. На самом деле, есть такая практика, что девушек раскрывают, начинают их шантажировать, угрожают тем, что скинут фотографии, скриншоты близким. Никакой защиты у моделей, к сожалению, нет. Не смотря на то, что я работала на иностранных сайтах, меня могут найти. Для полной конспирации нужно иметь закрытые социальные сети, не выкладывать никуда свои фотографии. Меня находил один мой мембер, но просто ради общения, он не требовал никакого интима. Ему было одиноко, мы до сих пор общаемся через электронную почту.

Общее удручённое состояние усугубляют администраторы, которые считают всех моделей проститутками. Руководящие должности занимают девушки, сидевшие раньше на местах таких же моделей, но, кажется, они забыли об этом. Администратор – это вообще пик карьерного роста, нужно год отпахать перед камерой, чтобы потом сидеть перед экраном, смотреть за девушками и получать больше, чем они. Администраторы следят за тем, чтобы модели не открывали посторонние приложения на рабочем столе, можно было только радио слушать. Все компьютеры были подключены к единой системе и владелец центрального блока мог отслеживать всё, что происходило на экранах у других. Комнаты, в которых мы работали, не закрывались на ключ, в любой момент к нам могли зайти администраторы или хозяйка студии.
______________________________________________________________________________________________________________
«Меня до сих пор беспокоит мысль, что они могли сделать скрины экрана во время моих приватов и где-то их разместить. Я, например, есть на Pornhub. Да, вот такого успеха достигла к своему 21-му году. Кто-то во время привата включил запись экрана, а потом опубликовал»
______________________________________________________________________________________________________________
До сих пор я до конца не могу прийти в себя. Иногда триггерит на английские разговорные слова. Мемберы в чатах общаются, используя сокращения, простую лексику: bb – bye-bye, you – u и тд. Такие фразы до сих пор пугают, и я понимаю, что за границу вряд ли поеду жить, потому что иностранцы в моей голове остались в образе мемберов. Плюс мои нервы тоже изрядно потрепало, с прошлого года начала пить антидепрессанты, у меня стали случаться панические атаки. Когда в течение долгого времени сам себе наступаешь на горло и пытаешься внушить себе, что всё происходящее нормально, временно, нестрашно, то психика даёт сбой. Я после такой работы ещё полгода примерно не испытывала никакого физического влечения к парням. Остался ещё стереотип в голове, что все мужики такие, как посетители сайтов, что я интересна им, только когда разденусь.
Я стараюсь избавляться от таких ярлыков, абстрагироваться от прошлого, но не всегда получается. Мой друг работает в сфере вебкама, и поэтому не может получать удовольствие от обычного «ванильного» секса. Оргазм становится доступен только в каких-то крайностях вроде БДСМ.

Недавно для меня стало открытием то, что реально существуют люди с сексуальной девиацией –акротомофилией. Это те, кто испытывает сексуальное возбуждение от партнёров без конечностей. Пока я работала в вебкаме, кстати, иностранцы почти не обращали внимания на то, что у меня нет ноги. Никого это не отпугивало и не привлекало. А акротомофилов я как раз очень заинтересовала. Они меня нашли, и пришлось закрывать свою страницу. Надоели уже: постоянно писали о своих желаниях, скидывали какие-то песни про кусочки ноги.

Я делала пост у себя на странице о том, что ищу работу, что меня никуда не берут из-за инвалидности, но повалили не предложения о трудоустройстве, а акротомофилы. Один из них писал мне под видом работодателя, хотел, чтобы я была его личным секретарём, а у меня образование по этой специальности. Я почти согласилась, но потом он начал интересоваться, буду ли я носить чулок под юбкой. Стало понятно, что с ним мы, мягко говоря, не сработаемся. А ещё с сайта по поиску работы мне писал парень, который искал личную помощницу. Я спрашивала, что нужно делать, он отвечал, что будет платить мне пять тысяч в день за интим. Каждый раз с этого немного в ступор впадаю, мир пошлости для меня всё ещё немного недосягаем и непонятен, поэтому возвращаться туда не собираюсь. Я поняла, что нужно заниматься тем, что приносит удовольствие. Например, сейчас подрабатываю репетитором по игре на гитаре, участвую в различных проектах в качестве волонтёрки и чувствую себя отлично.
Made on
Tilda