Назад в феодализм
как застройщики устанавливают свой земельный налог, а региональные суды этому потворствуют


В дачном некоммерческом партнёрстве «Усадьба Муталахти» правительство кооператива не берёт с любителей природы деньги разве что за воздух. История десятилетней борьбы садоводов с многочисленными нарушениями застройщика – в расследовании Развилки.
Часть 1. История конфликта
В нескольких часах езды от Петербурга, недалеко от деревни Александровка, есть заброшенная усадьба. Развалины сохранились здесь ещё с того времени, когда земля принадлежала финнам. Российской она стала только после Советско-финляндской войны. Эту территорию и купил в 2007 году застройщик ГК «Стинком».
Классическая северная природа. До чистого озера Александровское рукой подать, кругом – красивейшие леса. В рекламном буклете «Жизнь замечательных земель» история места рассказывается ни много ни мало начиная с мезолита. Более материальные преимущества, вроде уникального дизайнерского решения дачного посёлка и близости к объектам социальной инфраструктуры, подробно расписаны на сайте застройщика. Только вот ни в буклете, ни на сайте не указано одно обстоятельство. Владельцам голых земельных участков в дачном некоммерческом партнёрстве «Усадьба Муталахти» придётся платить больше 6000 в месяц за содержание посёлка, в котором они даже не живут. Это что-то вроде счёта ТСЖ в многоэтажном доме: за уборку придомовой территории, вывоз мусора, обеспечение работы лифтов и так далее.
При условии, что вы в глаза не видели своей квартиры. Скупкой территорий застройщик ГК «Стинком» занимается давно. «Усадьба Муталахти» не первый его коттеджный посёлок. Риелтор, пожелавший остаться анонимным, так определяет его принцип работы: приобрести землю по невысокой цене и перепродать втридорога. Обыкновенная рыночная стоимость в три-пять раз превышает кадастровую. Причём аппетиты застройщика растут год от года. Сегодня средняя цена участка в партнёрстве «Усадьбе Муталахти» (в посёлке «Гармония» – «Стинком» сам до конца не может определиться с названием) – четыре миллиона рублей. Для сравнения: столько стоит двухкомнатная квартира недалеко от метро «Лесная». Неудивительно, что из 300 участков больше половины не проданы до сих пор.
Но заработанных средств «Стинкому», видимо, оказалось недостаточно. И правление дачного потребительского кооператива (ДПК) решило, что ставка за пользование общим имуществом для одной категории дачников должна быть в десять раз выше, чем для другой. Чтобы определить тех, кому придётся раскошелиться, застройщик придумал термин «освоенность участка». Решение закрепили документально, в протоколе собрания кооператива. Правда, на тот момент управляющий орган состоял из трёх человек. Но об этом чуть позже.
Считается, что в кооперативе есть два вида участков: жилые (то есть те, которые застраиваются и облагораживаются) и нежилые (такие, которые и по сей день остаются обыкновенными кусочками леса). Следовательно, владельцы жилых участков платят максимально возможную сумму за содержание общих территорий, а владельцы нежилых – минимальную.
И всё бы ничего, только понятия «освоенности» в российской законодательной системе относительно приобретённых земель не существует. Отношения между дачниками и садоводами в России с 2017 года регулирует федеральный закон № 217. Там сказано, что плата за общее имущество в дачных поселках может зависеть только от площади участка и (или) от площади строений на нём. Ни о какой «освоенности» не говорится ни слова. Поэтому в это понятие «Стинком» может вкладывать что угодно.
Владелец земли в «Усадьбе Муталахти» Максим, например, «оборудовал» въезд на территорию: засыпал два метра канавы у участка. С этого момента, по мнению застройщика, хозяин территорию «освоил», хотя ни дома, ни даже сруба под него не было и нет. Соседи Максима уже застроили свои участки, и забором обнесли, и ко всем коммуникациям подключились. А платить и они, и Максим вынуждены одинаково.
Активист Тарас Тягло борется с незаконными действиями уже не первый год. Сам он раньше работал в электросетевой компании в Мурманске. Когда вернулся домой, в Петербург, в 2008 году купил дачу, построил дом. Но в эксплуатацию ввести его так и не успел. Множественные нарушения заметил в первые два месяца после приобретения, и идиллия рассыпалась.
Формальным обоснованием, чтобы назначить мне ежемесячный платёж за содержание посёлка почти в семь тысяч, стало то, что якобы собственники так называемых «освоенных» участков больше других эксплуатируют общее имущество. Например, чаще приезжают, чем собственники пустых участков
Тарас Тягло, лидер группы активных дачников
Как утверждает адвокат дачников и владелица участка в «Усадьбе Муталахти» Марина Седова, «больше 100 неосвоенных участков оформлены на работников кооператива, например, на юриста, техника, на директора ООО "Новый стандарт", которая является обслуживающей организацией, или на самих членов правления ДПК Сергея Феденко и Юрия Тузова». Именно они придумали и «узаконили» на территории кооператива «феодальные» порядки.
Они, выходит, могут землю «жертвовать вассалам», а неугодных заставлять платить земельный налог. Более того, есть и такие собственники, которые объединили шесть участков и платят за них, как за один, да ещё и неосвоенный.
Пока решение правления ДПК не вступило в силу, платёж за общую территорию не превышал 1000 в месяц. После того как сумма выросла больше, чем в шесть с половиной раз, владельцы решили отстаивать свои права в суде.
900₽

ежемесячный платёж до решения правления кооператива
6600₽

ежемесячный платёж после решения правления кооператива
5700₽

разница в оплате
6 840 000₽

столько за год удаётся «сэкономить» членам правления на плате за места общего пользования

Часть 2. Хождение
по судам
Осенью 2018 года группа инициативных дачников отправилась в Выборгский городской суд. Они требовали признать решение правления кооператива недействительным. На то есть законные основания. Всё тот же федеральный закон № 217 говорит, что локальные постановления признаются ничтожными, если они неправомерны. Одно то, что главный критерий назначения платы за участок – «освоенность», делает документ недействительным.
В Выборгском городском суде посчитали так же и признали протокол общего собрания участников ДПК в части дифференциации оплаты по критерию «освоенности» участков недействительным. Казалось бы, справедливость восторжествовала. Однако правление кооператива подало апелляцию, чтобы оспорить решение выборгских вершителей правосудия в Ленинградском областном суде. Слушание состоялось 27 марта. Вместо того, чтобы подтвердить законность решения, Ленинградский областной суд его отменил. Несмотря на то, что это противоречит нормам Конституционного и Верховного судов России, решение вступило в силу.
Выходит, что бы ни постановил дачный кооператив, это должно беспрекословно исполняться, вне зависимости от правомерности документа
– По закону мы должны оплачивать только расходы на инфраструктуру. На год со всего посёлка – 88 000 рублей. А застройщик приводит экономические обоснования установления такой платы в виде наличия бухгалтеров, уборщиков, сантехников, газовщиков и прочих мёртвых душ, которым мы почему-то должны платить зарплату из своего кармана. В суде я ходатайствовала о предоставлении платёжных документов о реально понесённых расходах «Усадьбы Муталахти» за год. А они принесли смету предполагаемых расходов. Платёжек за зарплату, конечно, тоже не предоставили. Не понимаю, в чём проблема принести бухгалтерскую отчётность при таком огромном штате бухгалтеров, какой они нам заявляют? А судьи говорят: «Не принесли? Ничего, мы вам на слово верим», – негодует адвокат дачников Марина Седова.
– То есть если общее собрание примет решение, например, о битье розгами любого дачника, то никакой суд не сможет его отменить. Наш случай говорит, что правовое регулирование катится обратно в пещерный век! – иронизирует владелец участка Тарас.

А тем временем, поскольку документ о назначении платы всё ещё действителен, у тех владельцев, кто отказывается платить незаконные налоги, растут долги. Судебные приставы блокируют их банковские карты и списывают с них средства без предупреждения.

– По закону пристав должен выслать предупреждение о возбуждении исполнительного производства. Они этого, конечно, не делают. Они просто накладывают взыскание на счёт и снимают деньги, – говорит Марина Седова.

По закону № 31-32-1 в России судей можно призвать к ответственности не только дисциплинарной, но и уголовной, если их работа умаляет авторитет власти, достоинство судьи или вызвает сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. В 2018 году по данным Верховного суда 172 судьи понесли ответственность за профессиональные нарушения, а 23 человека и вовсе преждевременно отстранили от должности. Тем не менее представители Ленинградского областного суда почему-то пошли на такой риск.

В ответ на официальный запрос Развилки с просьбой объяснить, чем мотивировано решение, противоречащее законодательству Российской Федерации, пресс-секретарь Ленинградского областного суда написала, что «принятое по делу судебное решение разъяснению не подлежит».


Часть 3. Про общие
территории
По плану дачного посёлка здесь должны были построить ресторан с видами на развалины старинной финской усадьбы, детские площадки и оборудовать пляж. На деле обещания застройщик не выполнил даже на шестую часть. За эти самые места общего пользования, дороги и коммуникационные сети, по которым поступает электричество и газ, владельцы «освоенных» участков сегодня и должны платить больше шести с половиной тысяч в месяц.
Деньги правительство кооператива с дачников получать хочет, а вот делиться земельными угодьями – нет. Руководители компании-застройщика «Стинком» решили часть береговой территории отобрать у дачников и найти ей более подходящего владельца. Например, юриста «Стинкома» Ирину Шифрину.
Как удалось зарегистрировать право собственности на участок, находящийся в природоохранной зоне, – загадка. Причём загадка, которую, похоже, не может объяснить даже Ленинградская межрайонная природоохранная прокуратура. Она, по крайней мере, нарушений никаких не обнаружила.
Всё, что есть на детских площадках, сделано руками жителей на субботнике. Да и что там есть? Деревянные горки. В развитие территорий общего пользования было вложено больше двенадцати миллионов. А я с трудом представляю, как тут можно было хоть один потратить
Марина Седова, юрист и владелица участка
Не смущает слуг закона даже то, что на благоустройство этой территории с дачников собирались и продолжают собираться взносы по завышенным ставкам. Даже после незаконного отчуждения части пляжа в личную собственность руководителей кооператива. По всей видимости, нарушений нет и в том, что передача земли из общего в частное пользование произошла тайно, хотя в договорах о покупке участков говорится: «Решения об отчуждении принимаются коллегиально абсолютным большинством голосом».
Формально, нарушений здесь и правда нет: решение принято совместно на общем собрании. Общем собрании правления кооператива, состоящим из трёх членов: Сергея Феденко, Павла Кудряшова и Юрия Тузова. Точно так же, как и протокол о начислении ежемесячной платы за пользование общей территорией в зависимости от «освоенности» участка.
Ещё один интересный факт: по всё тому же федеральному закону № 217 в России запрещается такая форма объединений, как кооперативы, разрешены только дачные некоммерческие партнёрства. Соответственно, создание, а уж тем более принятие каких-либо решений кооперативом или его правлением – незаконно.

Часть 4.
Об электросетях
и не только
Они как раз те самые сильные, на чью сторону почему-то встаёт закон, – руководители компании-застройщика «Стинком»: Сергей Феденко, Павел Кудряшов, Юрий Тузов. Все люди небедные, а некоторые ещё и достаточно известные.
К примеру, имя последнего часто мелькает в текстах мурманской прессы. В 2018 году «Независимая газета» подробно писала о деятельности бизнесмена: упоминаются финансовые махинации, попытки расправ над кредиторами, дружба с криминальными авторитетами. Несмотря на длинный послужной список, до суда дело Тузова так и не дошло. Как шестого марта сообщил «КоммерсантЪ», предприниматель до сих пор находится под домашним арестом.
О Сергее Феденко владелец участка Тарас Тягло слышал, когда работал ещё в Мурманске. Но о его дружбе с Юрием Тузовым и наличии у них совместного бизнеса узнал только после покупки земли в «Усадьбе Муталахти».
Когда я вернулся в Питер, увидел, что Феденко здесь продаёт земли. Подумал, хорошо, в одном регионе столько работали, земляк почти что, проблем не будет, но вот оно как вышло всё
Тарас Тягло, лидер группы активных дачников
Компания, которую Феденко и Тузов зарегистрировали вместе ещё в 2002 году, называлась «Новый стандарт». Точно так же именуется и предприятие, которое поставляет электроэнергию жителям дачного некоммерческого партнёрства. В России каждая компания, которая собирается строить электросети и потом взимать плату за электричество с людей, должна получить тариф от государственного комитета по тарифам.
Если по-простому, цену энергии даже для частного предприятия устанавливает государство. «Новый стандарт» официального тарифа не получил, потому брал с дачников «Усадьбы Муталахти» столько, сколько считал нужным. А ещё ежемесячно в счёт за электричество включалась сумма за ремонт электросетей.
Предусмотрительно? В действительности нет. «Усадьба Муталахти» – посёлок с полностью новой инфраструктурой. Все линии электропередач здесь не воздушные, а кабельные, то есть они спрятаны в землю. Это обеспечивает высокую надёжность энергоснабжения и невозможность обрывов из-за обледенений, ветров и падения деревьев. Куда на самом деле направляются средства на ремонт – вопрос риторический.
Тарас и члены инициативной группы пробовали обращаться в Отдел по борьбе с экономическими преступлениями Ленинградской области. Но состава преступления снова обнаружено не было.
Уже 11 лет незарегистрированный «Новый стандарт» нелегально поставляет дачникам электричество по завышенным ценам, а его руководители не дают садоводам права выбрать другого поставщика.
То есть всё, чем занимаются члены правительства кооператива «Усадьбы Муталахти» и владельцы «Нового стандарта», называется «незаконной предпринимательской деятельностью».

– Я по своему опыту заключил договор о прямых поставках с «Ленэнерго». Знаете, что было? Когда я строил дом, ко мне шли грузовики со стройматериалами. На въезде в дачный посёлок их задерживали и не подпускали к моему участку. И так каждый раз. Чтобы фура проезжала, они требовали «отстёгивать» наличными, – рассказывает Тягло.

«Усадьба Муталахти» не единственное дачное партнёрство в России, где застройщики создают свою нелегальную компанию и на правах государства устанавливают тарифы на электроэнергию.
В российском правительстве этой проблемой озаботились ещё восемь лет назад. В 2011 году в Министерстве энергетики РФ подготовили программу по улучшению энергоснабжения садоводческих товариществ. Смысл её был в том, чтобы дачники заключали договоры напрямую с государственными компаниями. Которым, кстати, поставили задачу: до 2020 года взять все электросети частных компаний на своё попечение, то есть выкупить.
Получается, в интересах петербургских садоводов из «Усадьбы Муталахти» передать сети в собственность ОАО «Ленэнерго». Причём выиграют от этого и дачники, и «Ленэнерго». Владельцы земельных участков смогут получить прямой льготный тариф на электроэнергию, минуя промежуточных перепродавцов, исключить расходы на обслуживание электросетей и подстанций, а также сэкономить на зарплате электрику за обслуживание электросетей. «Ленэнерго» сможет похвастаться своевременным выполнением стратегической государственной задачи.
Более того, увеличится капитализация компании, вырастет её выручка и существенно снизятся потери за счёт проведения единой политики и выхода на прямые договоры с конечными потребителями, а ещё вырастет уровень оплаты, когда из цепочки посредников исчезнет лишнее звено в виде нелегальной электросетевой компании. Ну и наконец, все сети полностью новые и не изношенные. Они не требуют ремонта в долгосрочной перспективе. Что может быть лучше для компании
Тарас Тягло, в прошлом работник Государственного комитета по ценам и тарифам
Чтобы совершить передачу сетей «Ленэнерго», дачникам нужны были документы, выдать которые может только председатель Сергей Феденко. Он с выдачей нужных бумаг не спешил и старался затянуть процесс. Это удивления не вызывает. Феденко незаконно добавлял в счета за содержание общего имущества несуществующие расходы и потери, которые затем и «устранял» с помощью принадлежащих ему же или двум другим членам правительства «Усадьбы Муталахти» компаний-подрядчиков. Ему выгодно сохранение незаконной схемы. А вот спокойствие и бездействие «Ленэнерго» кажутся странными, особенно после всех перечисленных плюсов. Сотрудники государственной компании не то чтобы до сих пор не забрали сети у «Нового стандарта», но даже ни разу не пришли туда с проверкой.
Можно только предположить, что причина такого поведения «Ленэнерго» в том, что сотрудников компании попросили временно не вмешиваться. Сергей Феденко уже успел договориться о выкупе сетей не с государственной, а с частной электросетевой компанией АО «Ленинградская областная электросетевая компания«» (ЛОЭСК). А вот активы ЛОЭСКа, более солидные и дорогие, надеялся в свою очередь выкупить бывший генеральный директор крупнейшей электросетевой компании «МРСК Северо-Запад» Александр Летягин. Тут как раз могла подключиться компания «Ленэнерго», приобрести активы за миллиарды государственных рублей и поделить эти инвестиционные средства между сотрудниками, а не забирать сети «Нового стандарта» бесплатно. В «Ленэнерго» комментировать это нам отказались.
Почему мы назвали Летягина «бывшим» гендиректором? В 2018 году его задержали за коммерческий подкуп (иначе говоря, взятку) в особо крупном размере. Тогда это привело к временному срыву договорённостей. Сейчас, похоже, интерес к сделке снова поднимается. И сколько бы обращений ни отправляли дачники в Выборгский отдел прокуратуры, Управление антимонопольной службы Ленинградского округа, УМВД России по Выборгскому району, ответ один: «Это не наши полномочия».
Сейчас Тарас Тягло вместе с Мариной Седовой и инициативной группой из 16 человек готовится к подаче кассационной жалобы в Ленинградском областном суде. В России нельзя подать прошение напрямую в верховную инстанцию, необходимо закономерно, «ступенька за ступенькой» пройти всю судебную вертикаль. На сегодняшний момент разбирательства нарушений в «Усадьбе Муталахти» ведутся больше года.
Направить документ в Ленинградский областной суд Марина планирует после майских праздников. Рассматривать его будут месяц. Юрист уверена, что решение будет снова не в их пользу и придётся разбираться в Верховном суде. Если будет так, то ситуация разрешится не раньше сентября.
Решение Верховного суда не станет поводом посадить Феденко, только спровоцирует дополнительные проверки тех инстанций, куда мы неоднократно писали. Мы не будем специально добиваться уголовного преследования. Нам же просто нужен наш посёлок, мы хотим быть там хозяевами и понимать, за что платим. Мы боремся за то, чтобы нам вернули украденные деньги и дали спокойно жить!
Марина Седова, юрист и владелица участка

Текст и вёрстка: Анастасия Романова
Иллюстрации: Анастасия Евдокимова
Фото: Тарас Тягло
Made on
Tilda