Одинокие дети:
учиться жить, глядя на других
Как ребёнок
Подростки, воспитанные в детском доме, практически не умеют заботиться о себе: они привыкли к тому, что кто-то каждый день непременно готовит для них обед, следит за их здоровьем, внешним видом и даже развлекает. Они не научены планировать расходы и вообще смутно представляют, как зарабатываются деньги. Откуда при таком раскладе взяться чувству ответственности за свои поступки? Неудивительно, что эти дети быстро запоминают собственные права, но не обязанности. Без постоянного руководства и чужих подсказок им сложно ориентироваться на их жизненном пути.
Наталья Баранова
Руководитель социальных программ НКО «Волшебный Дирижабль», психолог
Знаю случай, когда девочка, выпускница ресурсного центра, не смогла приготовить себе поесть. Они с подругой захотели чего-нибудь вкусного и решили запечь курицу. Девочки где-то видели, что это делается в пакете, но ничего не знали о специальном кулинарном мешке. В итоге – небольшой пожар в духовке и испорченная курица. А всё оттого, что их просто никто не научил готовить правильно.
Более серьёзные проблемы начинаются после 23-25 лет, когда все государственные пособия и стипендии заканчиваются, а старые связи теряются. И здесь в числе первых трудностей, с которыми сталкиваются выпускники детских домов, эксперты называют отчуждённость и отсутствие мотивации. Воспитанники сиротских учреждений зачастую не умеют строить отношения с другими людьми, потому что плохо понимают чужие желания и сосредоточены лишь на своих чувствах. Отсюда, например, их неспособность создать крепкую семью.
Привязанность
Корнем зла была признана искусственность среды, в которой растут дети, оставшиеся без попечения родителей. В 2014 году началась реформа системы защиты сирот.
Детские дома постепенно переименовываются в центры содействия семейному устройству.
И это не просто номенклатурная мутация.
Основная идея реформы – создать для воспитанников условия, приближённые к семейным: например, организовать блоки квартирного типа, в которых будут проживать группы из 6–8 человек, а в комнате – не больше троих воспитанников. За каждым блоком закрепляются два наставника. Их постоянное присутствие важно для формирования у подростков правильной привязанности, а она, в свою очередь, влияет и на мотивацию.

Олег Красников
директор благотворительной организации «Пристань»,
член Ассоциации экзистенциально-аналитических психологов и психотерапевтов
– Дети, лишившиеся родительской заботы в более взрослом возрасте, лучше понимают себя и других, так как у них успевает сформироваться эта привязанность. Непостоянство, частая смена воспитателей расшатывают детскую психику, и у ребёнка может сложиться дезорганизационный тип личности, когда он замыкается в себе и совсем перестаёт прислушиваться к старшим. Есть вероятность, что потом это перерастёт в аутоагрессию (агрессию, направленную на саморазрушение): порезанные руки, например, – один из способов выплеснуть её.


r
Казалось бы, в каждом детском доме есть психологи, назначение которых – работать с такими сложностями. Но по факту специалистами выполняется только бумажная работа: на индивидуальные разговоры с детьми и их наставниками времени не остаётся. А ведь наблюдать нужно в том числе и за персоналом, чтобы не происходило профессионального выгорания сотрудников, которое ведёт к дегуманизации личности. Воспитатель, в глазах которого ребёнок равноценен вещи, уже не может восполнить нехватку родительской любви.
Горшочек, не вари
Ещё одна проблема, ставшая очевидной лишь недавно и чаще наблюдающаяся в больших городах, – это перенасыщенность детских домов благотворительными мероприятиями. Такая забота тоже выливается в отсутствие мотивации у детей.



Олег Красников
Директор благотворительной организации «Пристань», член Ассоциации экзистенциально-аналитических психологов и психотерапевтов
Как-то мы пришли в один детский дом, чтобы рассказать о наших программах, в том числе о творческих мастерских, где ребята могут получить полезные навыки. Но его сотрудница даже не понимала, о чём мы говорим: зачем нужны какие-то мастерские, если их учреждение курируют несколько организаций. Во время нашего разговора ей несколько раз позвонили с предложением сводить куда-нибудь детей. А ребятам нужнее всего постоянство: если что-то и проводится в детском доме, то оно должно проводиться регулярно и с определённой целью.
По закону после выпуска детям-сиротам предоставляется жильё в каком-либо специально отведённом под эту программу доме или районе. Это лишает сирот контактов с людьми, обладающими отличным социальным опытом, а значит, отрезается и возможный канал приобретения навыков общения.



Юрий Кузнецов
Журналист телеканала «Санкт-Петербург», герой спецпроекта «Безбилетники»
Нельзя поселять таких выпускников отдельными группами – то, что сейчас делает город, предоставляя жильё бывшим детдомовцам в новостройках вниз по Ленинскому проспекту, в Шушарах, в Новой Охте. Для них выделяют парадные, например, в двадцатиэтажном доме, и через какое-то время эти парадные превращаются в гетто. Жить надо учиться, глядя на других людей.
Где мой берег, мой причал?
Как же молодому человеку приспособиться к нормальной, счастливой жизни, если большую её часть он прожил либо в неблагополучии, либо в детдомовской системе? И здесь вновь помогают организации, делающие упор на разумную благотворительность: прежде всего, на обучение и общение, а не на развлечения и подарки для сирот.

Например, «Пристань» даёт выпускнику детского дома шанс пожить в условиях, близких к семейным. В её жилой программе он может адаптироваться к быту: научиться готовить, убирать за собой, оплачивать коммунальные услуги, общаться с соседями, правильно планировать свой день, чтобы всегда оставалось время на учёбу. От наставников ребята получают опыт реальной жизни.

Начиная с 2014 года российские семьи стали чаще усыновлять детей, но это мало коснулось ребят старше 12–14 лет. А ведь в их возрасте особенно важно определить для себя ориентир на будущее. Без поддержки значимого взрослого это сделать практически невозможно.

Значимый взрослый – это близкий человек (родитель, опекун, учитель или наставник), который оказывает существенное влияние на формирование личности ребёнка.

r
Идея создать творческий центр для тех детей, которые пока живут в детском доме, появилась у руководителей «Пристани» ещё в 2008 году. Сначала в мастерские принимали подростков от 12 до 17–18 лет, но потом в «Пристань» стали привозить ребят 10 лет, а с прошлого года – ещё более младшего возраста. Заниматься с малышами решили потому, что в детских домах порой оказываются сразу несколько ребят разного возраста из одной семьи. В творческом центре все они могут учиться одновременно.

Евгения Шишкина
руководитель творческого центра благотворительной организации «Пристань» для воспитанников и выпускников детских домов
– Из одного приюта к нам приехали четыре сестрёнки от 6 до 15 лет. Первые несколько месяцев было заметно, что старшая девочка не заботится о младших. Она, видимо, устала от роли мамы, которой наделила её жизненная ситуация. Мы разговаривали с ней, пытались объяснить её важность в судьбе малышек: «Ты видишь, они тянутся к тебе, ищут твоего внимания. Говори сестрёнкам, что они молодцы, одобряй их старания, иногда просто пожалей». И через какое-то время девочка начала адаптироваться к ситуации. В атмосфере нашего творческого центра, отличающейся от обстановки детского дома, ребята учатся по-другому воспринимать своих братьев и сестёр.


r
Заниматься в мастерских детям интересно потому, что там они имеют возможность пообщаться с преподавателями, которые им чем-то симпатичны. Ребята приходят в первую очередь не за навыками – они тянутся к наставнику, с которым интересно. Но бывает, что, придя на занятие к любимому преподавателю, они всё равно не хотят учиться.
Евгения Шишкина
Руководитель творческого центра благотворительной организации «Пристань» для воспитанников и выпускников детских домов
Тогда нужно договориться с ребёнком. Как? Предоставляя возможность выбора, индивидуально подходить к каждому. В творческом центре у одного преподавателя занимается всего один-два воспитанника. Это позволяет сформировать у детей правильную привязанность ко взрослому. Ребята приезжают к нам один раз в неделю–две и занимаются по 2–3 месяца в одной мастерской. Здесь они получают ремесленные навыки, но процесс этот долгий: у нас некоторые и по пять лет учатся.
Статистика «Пристани» говорит о том, что такое общение с детьми приносит свои плоды: за 18 лет существования организации 90 % участников всех программ успешно адаптировались к самостоятельной жизни. У выпускников не наблюдается наркотической или алкогольной зависимостей, никто из них не отказался от собственных детей.

Чтобы добиться таких показателей и в других регионах, руководители петербургских фондов помощи готовы поддержать инициативных людей, которые найдут в себе силы и желание повторить их опыт в своих городах.
Ирина Лимонова
Директор по развитию благотворительной организации «Пристань»
К нам и коллегам из других организаций часто обращаются люди со своими идеями, не всегда несущими реальную помощь. Они не понимают, что лучший способ помочь – не изобретать новый подход, а поддерживать то, что уже работает.
Человеческое участие в чьей-то отдельной жизни – чем не повод проявить неравнодушие к судьбе сирот. Но вообще, мотив зависит от широты наших взглядов.

Если вы хотите поддержать благотворительные проекты, то можете связаться с их руководителями через сайты:

Текст: Мария Шпакова
Фото: Мария Сивохина
Made on
Tilda