ПОЧЕМУ МАССОВО ЗАДЕРЖИВАЮТ
МУЗЫКАНТОВ В ПЕТЕРБУРГЕ?
ЗАДЕРЖИВАТЬ УЛИЧНЫХ МУЗЫКАНТОВ В ПЕТЕРБУРГЕ НАЧАЛИ В КОНЦЕ АВГУСТА.
СМИ И ЭКСПЕРТЫ НАЗЫВАЮТ РАЗНЫЕ ПРИЧИНЫ: МЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ ДОБИЛИСЬ СВОЕГО, ПОЛИЦИЯ САМОУТВЕРЖДАЕТСЯ, АРТИСТЫ ИЗБАВЛЯЮТСЯ ОТ КОНКУРЕНТОВ И ТАК ДАЛЕЕ. АНАСТАСИЯ РОМАНОВА ПООБЩАЛАСЬ СО ВСЕМИ УЧАСТНИКАМИ КОНФЛИКТА
И РАЗОБРАЛАСЬ, КОМУ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВЫГОДНО ПРИПУГНУТЬ РЕБЯТ С ГИТАРОЙ
«СПРЯТАТЬСЯ МОЖНО ТОЛЬКО
В ВАННОЙ КОМНАТЕ»:
ЖИТЕЛИ ДОБИЛИСЬ ЗАДЕРЖАНИЙ?
Вот уже около месяца в центре Петербурга задерживают уличных музыкантов. По данным на десятое сентября полиция составила на них более шестидесяти протоколов, у десяти артистов конфисковали инструмент. За три недели патрули около ста раз приезжали на места, где идут выступления, и жёстко требовали прекратить их. Эту статистику собрали активные участники движения уличных артистов и их друзья.




Музыкант уверен, что всему виной затянувшийся конфликт с местными жителями. Его догадку подтвердили и в Комитете по культуре Адмиралтейского района. К председателю организации Антон записался на приём, чтобы выяснить, что происходит.

– Есть люди, которые рады нам. Они подходят и говорят: «Спасибо, ребята! Без вас Невский был бы мёртвым». А есть и те, кто резко против. Кто-то уже стар, кто-то болеет, кого-то раздражает наша музыка. В Комитете мне рассказали об активистах, которые, кроме обращений в полицию, сразу направляют жалобы в прокуратуру и в центральный Комитет по культуре. На мой взгляд, проблема с задержаниями была рождена несколькими людьми, которые пошли дальше и запустили карательный механизм, – говорит он.

Такая группа местных жителей и правда есть. Они борются с теми, кто выступает на улице, уже около пяти лет: собирают подписи, направляют жалобы, приглашают специалистов, которые замеряют уровень шума.

– Моё жильё становится непригодным для жизни, – жалуется коренная петербурженка Марина Сергеевна. Они с мужем прожили на Малой Конюшенной уже несколько десятков лет. – У меня стоят очень хорошие стеклопакеты, но нам дома приходится кричать, чтобы услышать друг друга. Невозможно спокойно поужинать с семьёй, никакой беседы за столом не получается. Спрятаться можно только в ванной комнате. Ко мне отказываются ездить гости, они обходят Невский десятой дорогой. Лицо города страшно люмпенизировано. Мне кажется, Петербург себя роняет этим.

Она отмечает, что ничего против музыки не имеет. С радостью слушает выступление джазовых артистов, которые приходят играть у дома. Но так происходит нечасто.

– В основном – ужасная попса или самые заезженные песни Цоя. Причём поют их просто отвратительно. Это не имеет ничего общего с творчеством. Разве орать в микрофон пять лет подряд восемь песен – это творчество? Если да, то я зря прожила жизнь. Они стоят в людных, проходных местах, собирают вокруг себя пьяные толпы с пивом, которые готовы подпевать: «Ты целуй меня везде, я ведь взрослая уже». Они покричали, постучали и уехали отсыпаться, а для нас это средневековая пытка, которая продолжается изо дня в день, – рассказывает Марина Сергеевна.





Её позицию разделяет и Янина, жительница Центрального района Петербурга.

– Мы боремся не с музыкантами, а с бездарностями и шумом. Люди выставляют мощную аппаратуру, поют заезженные хиты, которые из каждого утюга. Таких, с кабацким репертуаром, большинство. Те, кого действительно приятно слушать, почти не выступают. Поиграют часик в своё удовольствие, и всё.

Янина говорит с такой уверенностью, потому что и её дочь выступает на улице: пишет стихи, поёт под гитару вместе с друзьями. Однако ребята, по словам женщины, не стоят на людных местах и не используют звукоусилители у жилых домов, а главное – исполняют авторские произведения.

– Авторское очень сложно протолкнуть на улице. Услышав такие песни, из ста человек остановится пять-шесть. Люди идут на известные звуки и слова. Когда удалось привлечь толпу, есть резон исполнять своё, – объясняет уличный музыкант Антон.

Музыканты, которые стоят на местах, где проходит туристический поток, оказываются «заложниками» аудитории. Либо ты отвечаешь её интересам, либо тебя не существует.

– За несколько часов с просьбой сыграть «Батарейку »или «Перемен »могут подойти раз двадцать. И порой очень агрессивно реагируют, если ты отвечаешь вежливым отказом, – говорит один из администраторов добровольного сообщества музыкантов Ольга Коленченко. Ольга давно не выступает на Невском, она предпочитает петь у станции метро «Горьковская», именно для жителей Петербурга.

И всё-таки репертуар – дело вкуса. У жителя Центрального района Александра Валерьевича к нему претензий нет.

– Бывает, что звучат и очень недурные вещи: джаз, классика зарубежного рока. Да даже если и попса: Шнурова не поют, матом не орут, и ладно. Я понимаю, что молодёжь гимн Петербурга слушать не будет. Я считаю, что уличные музыканты должны быть в городе, но они также должны уважать жителей, – объясняет он свою позицию.

Александр Валерьевич, как и его соседи, страдает именно от шума. Такая же претензия у тех, кто работает в центре: невозможно открыть окна, чтобы проветрить помещение, громкая музыка мешает сосредоточиться и сбивает с мысли. При этом задержания люди не поощряют и не оправдывают.

– К задержаниям и тем более к тому, что аппаратуру отбирают, отношусь крайне негативно. В Европе нет такого бардака и самоуправства, там всё согласовано с администрацией, муниципалитетами. Решать эту проблему должен Смольный, а не полиция, – говорит Александр Валерьевич.

У Марины Сергеевны более жёсткое мнение на этот счёт.

– Я слышала о задержаниях и о том, что забирают инструменты. Это неправильно, это тоже варварство. Но если честно, я музыкантам не сочувствую. Они сами нарвались. Свобода одного должна заканчиваться там, где начинается свобода другого, – считает жительница Центрального района.





«ИМ НУЖНО ВЫСЛУЖИТЬСЯ. ВОТ И НАЧАЛИ ЧИСТКИ»:
ДЕЛО В ЛИЧНЫХ МОТИВАХ ПОЛИЦИИ?
Почему происходят задержания? Действительно ли причина в жалобах местных жителей? Да, они недовольны и даже озлоблены. Да, они вызывали полицию и писали жалобы. Но борьбе уже пять лет, и за это время их попытки отстоять личные границы и право на комфортную жизнь не привели к успеху.

– Только спустя пять лет наших обращений и звонков в полицию получилось добиться, чтобы шум прекращался в десять вечера, – говорит Марина Сергеевна.

– Да, группы выходят с усилителями и это достаточно громко. Но мы уже давно не играем после десяти, – подтверждает слова жительницы и аскер Света. – С 22:00 музыканты остаются только там, где нет жилых помещений. Мы очень чётко за этим следим. Кстати, аскеры смотрят на часы и предупреждают музыкантов, сколько осталось играть.

Уличный музыкант Антон говорит, что и сам, без жалоб от местных жителей, прекращает играть в десять вечера.

– В десять вечера, если ты не враг себе, с Невского лучше уходить. Бывает, конечно, что заиграешься, время потеряешь и играешь до 22:20, 22:30, но не позднее. После этого времени нет смысла выступать. Ближе к полуночи Невский превращается в променад для пьяных людей, – объясняет он.

Можно предположить, что добиться результата местным жителям помогла не полиция, а сознательные уличные музыканты.

– Кому мы только не писали заявления, чтобы этот кошмар прекратился, – губернаторам, начиная с Полтавченко, даже Путину. Но ничего, только получали ответы, что Петербург – культурная столица и администрация не имеет права ограничивать свободу творчества, – рассказывает Марина Сергеевна. – К слову, полиция всё это время реагировала на жалобы неохотно. Бывало, за вечер из всего дома должно было звонков сорок поступить, чтобы они приехали.

– Органы власти попустительствуют. Мне однажды полицейский прямым текстом сказал: «Мы их трогать не будем, им здесь разрешили стоять». Кто разрешил, где эти договоры? – говорит Янина.

– От администрации за всё это время – только отписки, – подводит итог Александр Валерьевич.

В том, что именно жалобы стали причиной массовых задержаний, жители сомневаются. Возможно, власти Петербурга долго запрягают, да быстро едут – реагировать на просьбы людей начали, но с опозданием.

Можно предположить, что проблемы возникли из-за пандемии. Но эта версия тоже не выдерживает критики. Запрет на проведение массовых мероприятий официально сняли восьмого августа, а задерживать музыкантов стали в конце месяца и продолжают рейды сейчас – когда открылись кафе, рестораны, кинотеатры, фитнес-центры, парикмахерские, когда в Петербурге уже прошло несколько больших футбольных матчей.

– Понятно, почему при задержании формально ставят «самоуправство» – из-за коронавируса. Всё-таки концерт можно считать массовым мероприятием. Но вот «захват земельного участка»– это просто глупо, – говорит аскер Света.

Действительно, музыкантов задерживают не только по статье 19.1, но и по статьям 7.1 и 7.11 – самовольное занятие земельного участка и пользование водными биологическими ресурсами без разрешения. Последняя статья больше подходит для охотников и рыбаков, которые караулят добычу в непредназначенных для этого местах.

– Странно, что за одно и то же действие мне ставят две разные статьи. Более того, статьи сами по себе странные, потому что в моих действиях не было состава ни одного, ни другого нарушения. Полицейские сами не могут объяснить, за что они задерживают, – рассказывает уличный музыкант Евгения.

Её задерживали дважды: на Большой Морской и у станции метро «Адмиралтейская». У девушки забрали аппаратуру и скрипку, сейчас она работает вместе с адвокатами, чтобы как можно скорее вернуть инструмент. Играет Евгения с раннего детства, окончила музыкальную школу. После семи основных лет решила остаться ещё на четыре дополнительных года. На улице выступает с 2016.

Её привлекли и тронули за душу выступления других музыкантов, на которые девушка вечно бегала с одногруппницами. Теперь Евгения исполняет каверы на скрипке: берёт известные композиции и подстраивает их под инструмент. А ещё она выступает в группе «Сны Джо».

– Никто не может отбирать инструмент у музыканта, это его собственность. Такие действия полиции неправомерны, – объясняет юрист Семён Подаруев. – Об этом любой уличный артист имеет право заявить человеку в форме. Заявление, даже если оно высказано на повышенных тонах, не может быть квалифицировано как сопротивление полиции. Правда, оскорбления в адрес полицейских не стоит высказывать. За это есть статья. Кроме того, музыкант имеет право фиксировать неправомерные действия полиции на телефон, это может стать доказательством в суде.

В Главном управлении МВД России по Санкт-Петербургу объяснить, почему на девушку со скрипкой составили протоколы по двум разным статьям, Развилке не смогли. В ответе на официальный запрос редакции написали, что «в рамках работы по охране общественного порядка и профилактики правонарушений полиция Центрального района, реагируя на жалобы граждан, осуществляет доставление лиц для проверки на наличие признаков правонарушения».


Юрист Семён Подаруев высказал предположение, что дело может быть в месте. Протокол за захват земельного участка на Евгению составили, когда забрали в отдел с территории торгового центра «Адмирал».


– Деятельность уличных артистов не регулируется законодательными актами, за исключением разве что Закона о тишине. Любой желающий может встать на улице и петь. Вопрос только в том, в чьей собственности находится участок, на котором он стоит. Как правило, это земля муниципалитета, тогда к музыканту не должно быть вопросов. Проблемы могут возникнуть, если территория в собственности ресторана или торгового центра. Тогда их владельцы имеют полное право попросить прекратить деятельность, – говорит юрист.


При этом эксперт добавил, что сам не считает эту версию рабочей. То, что девушка играет на территории торгового центра не может расцениваться как захват участка: она не вела хозяйственную деятельность и не устанавливала никаких строений.

– Кадастровая карта Петербурга есть в открытом доступе в интернете, – говорит один из администраторов добровольного сообщества музыкантов Ольга Коленченко. – Мы не играем на «чьей-то» земле, а всегда стоим на муниципальной территории. Она общего пользования. Были случаи, когда ребятам, которые играют у торгового центра «Галерея», приходилось обращаться к карте .

Кроме того, «захват участка» приписывали и тем музыкантам, кто выступал как раз на земле, которая принадлежит городу. Но рядом с такими местами часто есть территории, которые находятся в частной собственности или в аренде. К примеру, у хозяев баров и кафе. Может быть, музыканты перетягивают к себе их аудиторию, и рестораторы решили разобраться с ними?

И снова – маловероятно. После окончания самоизоляции, у заведений нет отбоя от клиентов. Бронировать столики, как и прежде, нужно за несколько дней. Иначе есть риск остаться без ужина. Более того, некоторые кафе и бары на Невском предлагают музыкантам использовать их розетки, чтобы подключить аппаратуру. Рестораторы, которые сами недавно могли лишиться своего дела и дохода, напротив, рассматривают музыкантов как бесплатное привлечение клиентов.

– Почему задержания начались сейчас? Версий много, – поделилась с Развилкой аскер Света. – И почему задерживают так жёстко? Мне кажется, что-то поменялось в администрации, им почему-то стало нужно и выгодно реагировать на жалобы.

Скрипачка Евгения думает, что в МВД Центрального района сменилось начальство. Новым людям нужно выслужиться, вот они и начали чистки.

Кадровые перестановки в полиции Центрального района и правда были. Полковник внутренней службы Андрей Гаврилов сменил на посту начальника УМВД полковника полиции Дмитрия Веселова. Только произошло это в декабре 2019 года. Странно, что Гаврилов решил так долго ждать: между назначением и задержаниями прошло больше десяти месяцев. К слову, бывший глава полиции Центрального района Веселов служил в Петербурге недолго – около полугода, потом ушёл на повышение. При этом его деятельность никак не была связана с уличными музыкантами. Устраивать рейды – явно не самая рабочая стратегия для продвижения по карьерной лестнице.


«ПЛОХИЕ ЛЮДИ ЕСТЬ В ЛЮБОЙ ПРОФЕССИИ»:
МУЗЫКАНТЫ БОРЮТСЯ ДРУГ С ДРУГОМ?
Может быть, мы зря ищем причины во внешнем мире и здесь всё дело во
«внутриклановой борьбе»? Уличный музыкант – это профессия, и при том максимально конкурентная и рисковая.


– Зарплата музыкантов зависит от места, времени, погоды, качества звука. Раньше суммы были больше, чем сейчас, – три-четыре тысячи за вечер. А теперь рады двум с половиной-трём тысячам, – говорит аскер Света. – Меньше людей носят с собой наличные. Группы стали больше. И групп стало больше. Раньше играло два коллектива на Невском, а теперь «двадцать два». Конечно, у людей нет денег, чтобы всем что-то бросить в шапку.

Света работает аскером уже пять лет. Впервые она вышла на улицу вместе с группой NevskyBand, мы уже упоминали о ней раньше. Девушка работает со многими проектами и понимает, что зарабатывать деньги стало сложнее, ведь меняется среда и аудитория. Если раньше уличная музыка была в новинку, то теперь обычным вокалом и игрой на гитаре получится удивить только молодых ребят из очень маленьких городов России.

– Я изменила отношение к аскерам и расширила их функционал, – делится Света. – Теперь я не просто хожу с шапкой, а по сути, веду концерт, заполняю паузы между композициями шутками, читаю стихи, провожу интерактив для зрителей. Иногда сама сажусь за барабаны. Мы не просто играем, а делаем перфомансы.

– Внесла корректировки в заработок артистов и пандемия, – говорит уличный музыкант Антон. – Заработок зависит от многих факторов: погоды, настроения людей, времени суток. Иногда за месяц можно заработать десять тысяч, иногда – сорок. Раз на раз не приходится. А в этом году музыканты вообще, можно сказать, не зарабатывают из-за коронавируса. Мы на лютых минусах.

Согласна с ним и аскер Соня. Девушка тоже жалуется, что выручить за выступление удаётся немного.

– Раньше заработок был лучше, чем сейчас. Он зависит и от количества коллективов: бывает, и до тысячи с трудом дотягиваем. Наша группа играет 10-15 дней в месяц, ведь мы зависим от погоды. Теперь радуемся и двум-трём тысячам за выступление.

Заработанные деньги музыканты делят поровну. Мало того, что каждому нужно заплатить за работу, не помешает и отложить немного в "общий котёл" коллектива, чтобы обновить оборудование, починить инструменты.

Дак значит музыкантам выгодно жаловаться друг на друга, чтобы руками полиции разбираться с конкурентами? И снова нет. Все, из тех, с кем удалось поговорить Развилке, говорят о сообществе уличных артистов как о семье. Многие отмечают, что работают не ради денег и агрессивной борьбы за места нет.

– Уличная музыка – это субкультура, образ жизни, а не зарабатывание денег или какое-то мракобесие, – рассказывает Антон. – Музыкантов в городе тысячи, это большая тусовка. Мы не разделяемся строго на группы. Нормально помогать друг другу, играть сразу в нескольких бэндах. Внутри тусовки мы и распределяем места, кто где работает. Утром ты можешь играть в одном месте, днём – в другом, вечером – в третьем. Чёткой привязки "мы только здесь и никого сюда не пустим" – нет.

– Сообщество долго шло к тому, чтобы уличные музыканты стали частью культуры Петербурга, – не меньше пяти лет. Если бы это было не так, то о нас не писали бы в путеводителях, не рассказывали бы гиды, не было бы заметок в туристических группах, – считает аскер Света. – Много ли таких городов в России, где человек может в любое время дня бесплатно сходить на концерт? Именно бесплатно. Да, мы рады донейшенам, но мы их не выбиваем из людей и никого не прогоняем. Нам в первую очередь важно создать настроение.

– Меня привлекает атмосфера свободы и разнообразие музыки. Каждый музыкант – это огромный творческий мир, – делится аскер Соня. – Отношения внутри группы – как внутри семьи, они такие же и между всеми музыкантами Невского. У нас всё грамотно организовано: обозначены точки, сделано расписание. Никто друг с другом не ругается и не конкурирует.


























Есть и более весомое доказательство. Артисты не просто создают чаты, чтобы было удобно общаться, но и объединяются в сообщества – так проще, чем устраивать войну всех против всех. Чтобы сделать работу комфортнее, а общение приятнее, несколько лет назад активные люди создали Профсоюз уличных музыкантов. Пока он не имеет официального статуса – до последнего времени его организаторы не стремились к этому. Не было ни времени, ни потребности.

– Полтора года назад трое музыкантов создали группу во ВКонтакте. Сначала я просто была её участником, – рассказывает одна из администраторов сообщества Ольга. – Потом сообщество начало понемногу расти и ребята добавили меня в свою команду админов. Когда я вступила в группу, в ней было 20-30 человек. Те, кто начал пользоваться этим способом коммуникации, быстро оценили его удобство и сами стали приглашать в группу коллег.

Сейчас там состоит больше 700 уличных артистов. Внутри группы они совместно разработали правила, систему бронирования мест выступлений. Система, как отмечает Ольга «основана на разумности и взаимном уважении». В том числе прописали ограничение в четыре часа для выступления одной группы на площадке. Там же есть своеобразный этический кодекс: как взаимодействовать с коллегами, полицией, местными жителями, если есть жалобы.

– Когда мы только начали создавать объединение, у меня было опасение: плохие люди есть в любой профессии. Кто-то всё равно будет нарушать, и это скажется на всём сообществе, – говорит Ольга. – Кроме того, каждый музыкант – это отдельная творческая единица. Возможно ли придумать такие правила, которые согласится соблюдать большинство? Нужно ли это кому-то? Оказалось, что нужно. Сейчас система саморегулируется и развивается без активного вмешательства организаторов.

Администраторы обрабатывают заявки вручную, составляют расписание, ведут группу сообщества, отвечают на вопросы, помогают иногородним артистам, и даже иногда проходят по местам выступлений, чтобы проверить, всё ли в порядке у музыкантов, и не нарушают ли исполнители правила. Администраторы не получают денег за свой труд.


Итак, ни одна из версий пока не объясняет причину внезапных массовых задержаний уличных музыкантов. Может быть, появились новые документы, согласно которым теперь нужно работать, но артисты просто не знают об этом? За ответом Развилка обратилась в Комитет по культуре Петербурга. Письмо от пресс-службы пришло быстро, правда, ни ответов на вопросы редакции, ни объяснений, что сейчас происходит, там не оказалось. Прислали ссылку на статью во ВКонтакте, которая размещена в официальной группе организации.


СТРИТ – КУЛЬТУРНО-МАССОВОЕ МЕРОПРИЯТИЕ
СТРИТ –
КУЛЬТУРНО-МАССОВОЕ
МЕРОПРИЯТИЕ
– Выступления уличных музыкантов можно отнести к культурно-массовым мероприятиям вне предназначенных для этого мест. Уведомления о проведении таких событий рассматриваются Комитетом по культуре Санкт-Петербурга или администрациями районов города, – сказано там.


При этом Комитет рассмотрит заявку, только если «мероприятие» пройдёт «на Дворцовой и Исаакиевской площадях, а также на пл. Искусств, пл. Островского, пл. Декабристов, Невском проспекте, Стрелке Васильевского острова, на территории перед Ледовым дворцом». Кроме того, количество участников должно быть больше 500 человек. Если их меньше, то рассматривать обращение будет районная администрация. Сколько займёт согласование – не сказано. На вопрос в комментариях к записи: «А как уличные музыканты могут спрогнозировать количество слушателей?» – ответа не последовало.


Никто из музыкантов, с которыми говорила Развилка, ни разу за согласованием не обращался. Такое разрешение на выступление не требовалось. До сих пор ни в одном документе нет ни слова, что обязательно нужно получить согласование, прежде чем выйти на улицу с гитарой. Идея, что каждый день Комитет по культуре и районные администрации будут получать больше 500 заявок на проведение мероприятий от поэтов, музыкантов и других креативных граждан, оперативно рассматривать их и отправлять ответы – утопична. Даже если крупным киностудиям съёмки в городе согласовывают на протяжении месяцев, то что говорить об обращениях обычных людей.


Вот ещё одна интересная деталь. Материал, на который Развилке прислали ссылку, появился в официальной группе Комитета одиннадцатого сентября этого года – то есть спустя две недели, как начались массовые задержания. Больше ни одной записи с упоминанием уличных музыкантов на стене сообщества нет.


Глеб закончил музыкальную школу по классу фортепьяно. С пяти лет он поёт, в детстве участвовал в конкурсах. На улице начал играть в 2014. Почти сразу нашёл комфортное для себя место – у дома №16 по Набережной канала Грибоедова. За шесть лет работы ни о каких разрешениях и согласованиях ничего не слышал.


«КОНФЛИКТА МЕЖДУ МУЗЫКАНТАМИ И ГОРОДОМ НЕТ.
ЭТО ЧИСТОЙ ВОДЫ ПОЛИЦЕЙСКИЙ ПРОИЗВОЛ»:
ЗАЧЕМ МУЗЫКАНТОВ ХОТЯТ ПРИПУГНУТЬ
– Мне очень понравилась идея, что ты можешь делать музыку и тут же смотреть на отдачу людей, – говорит он. – А ещё здесь нет ограничений. Если бы выступал на площадках, мне бы рассказывали, как и что я должен играть. На улице же – абсолютная творческая свобода. Я понял, что это и есть моя форма искусства: рассказывать о своих переживаниях, о достоинствах и недостатках мира вокруг меня, без оглядки на кого-либо. Как нам казалось, уличная музыка – явление разрешённое, поэтому и с администрацией никак не пересекались.

С полицией – тоже. Вопросы к Глебу возникли лишь однажды. Пару лет назад к нему вышел управдом. Музыкант стал играть тише, и больше они не встречались.

– Увезли меня в 78-ое отделение полиции на Чехова 15. Там составили протокол задержания за самоуправство. Возражать полиции не очень хотелось, – вспоминает Глеб. – Да и я понимал, что противодействовать бессмысленно. Объяснять, почему они не правы, – тоже. Так было ещё несколько раз. Я не уверен, что заявки, из-за которых меня задерживали, были поданы жильцами, поэтому считал себя правым. Но в последний раз у меня изъяли инструменты: маленькую колонку, гитару и стойку. Сказали, вернут после решения суда. Когда суд, пока неясно. Обещали предупредить по СМС.

Как выяснилось из разговора, Глеб – молодой и юридически подкованный человек. И хоть о согласовании культурно-массовых мероприятий в группе Комитета по культуре не читал, знает, что взятки давать нельзя, и что никто не имеет права требовать деньги, если он стоит на муниципальной земле.

– Поколение музыкантов меняется, – говорит одна из администраторов добровольного сообщества музыкантов Ольга Коленченко. – Ещё семь лет назад было достаточно случаев, когда артисты, становясь на место, платили местным патрульным, чтобы их не трогали. Теперь ситуация иная. Если музыкант слышит подобное предложение от полицейского или охранника торгового центра, рядом с которым он стоит, то тут же достаёт смартфон, включает камеру и просит: «Повторите, что вы сказали. Представьтесь, пожалуйста». Я не думаю, что исчезли люди, которые берут взятки. Но знаю, что всё меньше музыкантов, кто так решает вопросы.

Тем не менее, в Законодательном собрании Петербурга считают, что искоренить коррупцию получится, только если сфера уличных артистов попадёт под государственное регулирование.

– Необходимо обелить процедуру предоставления мест для уличных артистов. Сегодня распределение происходит абсолютно нелегально: непонятно, кто и за какую мзду принимает решения, – комментирует депутат Законодательного собрания Петербурга Денис Четырбок.

Напомню, что места уличные артисты бронируют через чаты и группу в социальной сети, обрабатывают заявки и следят за расписанием администраторы сообщества. Всё это абсолютно бесплатно для артистов. Но вернёмся к инициативе. Денис Четырбок предлагает разработать приложение наподобие "Госуслуг", зарегистрировавшись в котором, музыканты смогут бронировать места для выступлений. Информация об этом появилась в СМИ 24 августа. Первый протокол задержания, который есть в распоряжении Развилки, датируется 30 августа.

– Кроме того, поступает немало жалоб от жильцов центральной части города. Главным образом – на нарушение Закона о тишине, – заявил Денис Четырбок. – Выход прост: необходимо, чтобы Правительством Петербурга был определён перечень мест, где могут выступать уличные музыканты. У нас уже есть хороший пример Москвы, где такая система функционирует достаточно давно.

Проект "Уличный музыкант" появился в столице в 2016 году. В 2018 его переименовали в "Уличный артист", чтобы забронировать места через него могли и другие творческие люди. Пока для бронирования доступны 40 площадок.

– Это очень мало для такого города, – возражает одна из администраторов добровольного сообщества музыкантов Ольга Коленченко. – Как говорят коллеги из Москвы, зарегистрироваться на место сложно: огромные очереди. В список не входят многие места, где музыканты играют давно. Те, кто по разным причинам не смог забронировать площадку, или кто не хочет играть там, где теперь можно, остаются не у дел. Бывает и так, что человек приходит на точку без всякого бронирования, становится рядом с "законопослушным" коллективом и начинает выступать параллельно с ними, предварительно заплатив полицейскому. И полиция забирает в участок не его, а тот коллектив, который закрепил за собой место. Этот проект открывает огромное поле для взяточничества исполнительной власти. Это то, что уже происходит в Москве.

И может начаться, вернее, возобновиться, в Петербурге. Чтобы запустить приложение, нужна опора на законодательную базу. Закон об уличных музыкантах уже прошёл первое чтение. Правда, о том, как не допустить коррупции на местах, авторы инициативы не подумали.

– Для выступлений хотят выделить около десяти мест, – говорит Ольга. – При том, что артистов в городе больше 1,5 тысяч. Все «легальные» точки, судя по законопроекту, будут находиться в центре, а что делать тем, кто в центре не играл, и играть не хочет? Платить штрафы. Они, кстати, уже тоже предусмотрены в этом документе. Во что это выльется? Или плати в казну, или плати полицейскому.

На этом траты уличных артистов не кончатся.

– Было бы правильно музыкантам зарегистрироваться в качестве самозанятых – эта возможность есть теперь и для жителей Петербурга – с тем, чтобы фиксировать свою доходность и выплачивать соответствующие налоговые платежи. Сейчас вопрос никак не регулируется, и всем, что музыкантам кладут в шапку или футляр, они распоряжаются по-своему, – об этом автор инициативы Денис Четырбок говорил ещё в конце августа. Если Законопроект примут, то музыкантам обязательно придётся платить налоги.

Ни в одном городе Европы, США, Китая, Японии и так далее уличные музыканты не платят налоги. В европейских странах артисты могут купить себе лицензию на выступление. Она стоит порядка 15 евро (чуть больше 1 300 рублей). Если пересчитать это, учитывая уровень зарплат на Западе, это эквивалентно 150 рублям. Правила в каждом европейском городе свои: в некоторых, чтобы играть на улице, и вовсе не нужно никакого документа, но при этом точку придётся менять каждые полчаса.

– Москва, видимо, – очень богатый город, поэтому, введя систему регистрации, налоги с артистов там решили не взимать. В Петербурге дело обстоит иначе, – считает один из администраторов добровольного сообщества музыкантов Ольга Коленченко. – Мне непонятно, почему никто не обращает внимания, что петербургская инициатива прямо противоречит федеральному законодательству. То, что музыканту кладут в шапку, – это не доход, а пожертвование. Опуская туда десять рублей или тысячу, человек заключает с артистом договор дарения. Эти деньги не могут облагаться налогом.

Есть в законе и несколько менее значительных на общем фоне недочётов. К примеру, ограничение по звуку в 60 децибел на местах для артистов.

– Усилители звука, на мой взгляд, уместно использовать в местах с громким дорожным трафиком. На Невском, например, невозможно играть с ограничением в 60 децибел – это уровень громкой речи, а шум от Невского проспекта, в среднем 70-80 децибел, – объясняет Ольга.

Она добавляет, что это правило – калька с европейского закона без адаптации к реалиям Петербурга. В Европе улочки по большей части узкие. Естественно там звукоусиление не только неуместно, но и опасно – для древних зданий, которые расположены очень близко друг к другу. Петербургу с его масштабом такие проблемы чужды.

Сейчас Ольга обратилась за помощью в "Российский творческий союз работников культуры". Там петербургских артистов поддержали. Вместе с председателем организации Анатолием Константиновым, администратор музыкального сообщества составила обращение на имя заместителя председателя Законодательного собрания Петербурга Сергея Соловьёва. В нём сказано, что музыканты уже давно самостоятельно регулируют свою деятельность и подробно описано, как это происходит.

Ольга также прикладывает все возможные усилия, чтобы внутри Союза появилась гильдия уличных артистов. Она хочет добавить легитимности своей работе и работе коллег. С марта 2020 года инициативная группа артистов разрабатывает проект по координации уличных выступлений в Петербурге, но донести его до чиновников пока не удаётся, ответов от представителей Законодательного собрания не поступает.

– К обсуждениям приглашают артистов, держащихся особняком от всего сообщества и мало представляющих общие нужды. Такое чувство, что нас не хотят слышать, не хотят сделать такой документ, который будет во благо всем, а не вопреки, – говорит Ольга.

Подробностей проекта она пока раскрывать не стала, но рассказала, что он учитывает мнения и интересы разных категорий артистов. Развилка будет ждать презентации документа и продолжит следить за развитием событий.


НАД МАТЕРИАЛОМ РАБОТАЛИ:
ТЕКСТ: АНАСТАСИЯ РОМАНОВА
ФОТОГРАФИИ: ЭЛИНА ПОЛЯНИНА
ИЛЛЮСТРАЦИИ: ЭЛИНА ПОЛЯНИНА
ВЕРСТКА: АНАСТАСИЯ ВОРОБЬЕВА
ВЕРОНИКА ПАНЧЕНКО
ВИДЕО ВЗЯТЫ ИЗ ЛИЧНЫХ АРХИВОВ МУЗЫКАНТОВ
НАД МАТЕРИАЛОМ РАБОТАЛИ:
ТЕКСТ: АНАСТАСИЯ РОМАНОВА
ФОТОГРАФИИ: ЭЛИНА ПОЛЯНИНА
ИЛЛЮСТРАЦИИ: ЭЛИНА ПОЛЯНИНА
ВЕРСТКА: АНАСТАСИЯ ВОРОБЬЕВА
ВЕРОНИКА ПАНЧЕНКО
ВИДЕО ВЗЯТЫ
ИЗ ЛИЧНЫХ АРХИВОВ МУЗЫКАНТОВ
Made on
Tilda