ПУШКИН

В ТРИКО
И ЛЕТАЮЩИЕ ЗВЕРИ:

КАК «ADVITA»
НЕСКУЧНО УЧИТ ПОМОГАТЬ
От брендированного мороженого и стикеров ВКонтакте до литературного забега – координатор проекта «Айда, Пушкин» Марина Бейлина рассказала Развилке, как фонд «AdVita» придумывает занимательные способы вовлечения людей в благотворительность, чтобы помогать было действительно легко.
– Забег «Айда, Пушкин» проводится уже третий год. Как появилась идея его создания?
– Фонд «AdVita» – это не один, не два человека, а уже десятки людей. А если говорить про волонтёров, партнёров, то не знаю, сотнями, тысячами или какими
ещё единицами мерить. Когда мы с командой что-то обсуждаем, всегда получается интересней, чем если бы ты придумал сам. Так вот, изначально проект был в партнёрстве с другим фондом. Мы – петербуржцы, мы – про искусство, про науку. А спорт, знаете… Присматривались, насколько мы и спорт коррелирующие вещи.
«А почему вы не проводите забег? Сейчас же очень много людей полюбили бегать!»
От волонтёров стали чаще слышать слова: «А почему вы не проводите забег? Сейчас же очень много людей полюбили бегать!» Я не верила до последнего: ну сколько их? Сколько? Мы же не можем позволить себе сделать мероприятие, на которое придут пять человек! Но вот нам предложили партнёрство, и мы три года назад попробовали.
Поняли, что конкурировать со спортивными организациями бессмысленно. Да и привлекать мы планировали людей, которые хотели бы бежать, но они не обязательно какие-нибудь состоявшиеся бегуны-марафонцы. Наша идея была – привнести костюмированную литературную составляющую.
При чём здесь Пушкин?
Бежать может любой, потому что дистанции – три и пять километров. Нам все спортсмены говорят: «Что же вы не сделаете хотя бы десятку?» Пока стоим на том, чтобы были три и пять. Их можно и пешком пройти, а пройдёшь – выяснилось, что это очень важно: медаль! В прошлом году мы сделали медали с Пушкиным и поняли: это успех.
«Давайте бежать в костюмах!
Это пользуется успехом как у людей, которые сами по себе хотят бежать, так и у компаний – корпоративных команд»

Первый раз мы провели мероприятие с партнёром и поняли, что можем сделать это и самостоятельно. И уже в прошлом году случайно получилось, что забег был перенесён на сентябрь. Хорошо! Во-первых, Пушкин очень любил осень. Во-вторых, в Петербурге, если посмотреть по многолетним прогнозам, погода в первой половине сентября чуть ли не лучше, чем в первой половине июня. И хотя дата перенеслась так спонтанно из-за Чемпионата мира по футболу, идея бежать в сентябре нам понравилась. Всё лето люди были где-то в отпусках, а к осени вновь собрались в городе, и наше предложение о забеге здесь очень кстати. У нас есть партнёр «I Love Supersport Running». Можно будет прийти на тренировку
в августе, позадавать тренерам вопросы: что надеть, что есть, что не есть. Знаем уже, что три километра для большинства людей, которым физические кондиции позволяют, – это абсолютно доступная история. Плюс у нас есть ещё минизабеги для детей. Мы делали в прошлом году детскую дистанцию всего километр, но поняли, что возраст бывает разным и нужны разные расстояния. Детям от 14 лет доступны взрослые дистанции. Но медали для всех будут одинаковые – мы всех благодарим за участие. Обязательно проводится конкурс на лучший костюм. В прошлом году были совершенно феерические образы! Но это не обязательное условие: вы можете бежать в костюме, можете и нет.
«У нас была дама в кринолине. Причём она не просто пришла в нём сфотографироваться, она в нём бежала! И очень неплохо пробежала, более того!»
Потом у нас была эффектная пара: один нарядился котом учёным, другой – дубом. Мы всех приглашаем взять за основу либо каких-то литературных классиков (или не совсем классиков), либо персонажей.
Но вот одна компания в прошлом году выбрала Эйнштейна – и пожалуйста! В прошлом году мы ждали около 500 человек – приблизительно так и было. В этом году хотим видеть до 700 участников!
– Вы сами бежали?
– Я – нет, но отправила старшего сына. Вот сейчас думаю, не отправить ли двоих. Есть коллеги, которые бежали, но очень трудно на площадке чем-то руководить и одновременно бежать. Но вообще думала я над этим вариантом: пусть не в этом году, но, может быть, в следующем получится. Наверное, старшего отправлю вновь на три или на пять километров, а младшего – на какие-нибудь 250–500 метров. Так что выполню свой долг – они будут моими представителями.
– Костюм сын самостоятельно выбирал для себя?

– Знаете, мой старший отказался! Кому-то нравятся костюмы, а кому-то нравится, что вокруг ходят столько Пушкиных, но «сам я не хочу». Вот младший точно побежит в костюме – они у меня разные люди.
– А почему забег, а не заплыв, скажем?

– Вы попали в точку просто! Мы не исключаем заплыва, но это сложнее. Руководитель нашего волонтёрского отдела Анастасия Фирсова как раз занимается заплывами сейчас, использует это для фандрайзинга.
«Волонтёрский фандрайзинг – это когда человек не просто бежит сам, а ещё и ставит себе какую-то цель, говорит друзьям: "Я участвую в таком-то мероприятии и хочу собрать такую-то сумму. Если вы мне поможете, я вам подмигну правым глазом или станцую гопака на улице". В общем, ставит какую-нибудь цель, которая будет интересна для тех, кто помогает ему собрать деньги»
– И костюмы такие на заплыв уже не наденешь...

– Костюм-то нужен обязательно! Только другой. Посмотрим… Никогда не говори «никогда», потому что, если мы поймём, что это поможет делу и мы сможем это сделать хорошо, – сделаем. У нас больше запросов про зиму, про лыжи. Но есть и любители зимнего бега. В общем, подумаем. Нужно ведь ещё понять, что будет этой зимой: снег или вода по колено. В прошлом году, когда мы собрали отзывы после забега, у нас из них выросла корпоративная интеллектуальная игра. Команды от компаний сказали: «У нас есть коллеги, которые бежать не захотели, но они бы с удовольствием приняли участие в интеллектуальной игре типа "Что? Где? Когда?"». Весной мы такое и организовали.

– Расскажите, как поэтапно готовится забег. Кто занимается дизайном баннеров и плакатов, разработкой логотипа? Кто проводит замеры дистанций? Иными словами, кто ответственен за детали?

– Во-первых, у нас есть разные коллеги, которые занимаются разными вопросами. А коллеги замечательные! Во-вторых, есть волонтёры, которые тоже выбирают себе задачи.
В-третьих, есть партнёры. Есть, соответственно, и распределение: кто-то занимается таргетом, кто-то – поиском медалей, кто-то – дизайном. Агентство «ICU» полностью сделало нам айдентику забега (корпоративный стиль) в прошлом году. Мы используем её до сих пор. «ВКонтакте» всегда поддерживает – даёт таргет на продвижение социальных проектов. Конечно, спортивными моментами занимается основной партнёр – школа бега. Они проводят открытые тренировки для участников забега, для корпоративных команд, разминки перед стартами. У нас не будет чипов для точного замера времени, потому что это всё-таки фан-забег. Но тем не менее будут кубки для победителей – для первых трёх мужчин и женщин на каждой дистанции.

– А для детей?

– Мы всем детям вручаем медали и что-то дарим по возможности одинаковое. Разный возраст у них ведь, и как вот сказать, кто первый: человек в три года и человек в восемь лет по-разному пробегут этот километр или дистанции на 250 или 500 метров. Даже на 250 метров придёт малыш, который едва научился ходить, и тот, кто постарше. И кубок автоматически уйдёт по возрасту – неравные условия. Но будет конкурс костюмов: все, кто придёт нарядными, что-то получат.
– У фонда большое количество партнёров. Их приходится искать или они сами предлагают помощь?

– Найти партнёра для благотворительного проекта – это одновременно и просто, и сложно. С одной стороны, кажется, что все должны помогать, но это не всегда так, потому что компаниям приходит очень много предложений и они тоже выбирают, с кем сотрудничать. Крупных партнёров мы привлекаем к тому, чтобы оплатить 20 квартир для иногородних подопечных в Петроградском районе – там находится клиника, а общественный транспорт им не подходит, потому что у пациента большой риск заразиться. Поэтому если есть партнёр, который может нам помочь с оплатой жилья или дорогих лекарств, то мы его не будем просить выручить ещё и с мероприятием. Проще найти инфоспонсоров – организации, которые готовы разместить у себя анонсы онлайн или в печатном виде. С финансированием чуть сложнее, но прекрасным коллегам из отдела фандрайзинга
удаётся решить и эти вопросы. К тому же для многих компаний забег – замечательное мероприятие плана тимбилдинга: корпоративная команда может со своими флагами прийти, сделать фото на старте, фото на финише, где силы иссякли, но есть радость от того, что всё свершилось. Приятно, что нас поддержал прошлогодний партнёр, предоставляющий часть спортивного оборудования, и сеть фитнес-клубов. Не всегда получается работать из года в год с теми же компаниями, но это мне кажется нормальным.

– Сколько денег фонд потратил на организацию забега в прошлом году?

– Мы в основном всё делаем по бартеру (взаимовыгодный договору обмена). У нас были какие-то затраты, но мы явно вышли в плюс, а это очень даже хорошо для первого самостоятельно организованного мероприятия такого формата.

Деньги, собранные с продажи билетов в этом году, пойдут на развитие российского регистра доноров костного мозга.
Что это такое
и зачем он нужен?
– А как быть с территорией? Её выделяет город?

– Мы обращаемся к парку. Там не очень большой взнос за проведение мероприятия. Есть определённое согласование по бумагам и так далее, но это нормально. Мне понравилось, как в прошлом году нам звонили люди из охраны. Звонят утром, а я немного напряглась, подумала, что что-то не так. А они: «Нет-нет, мы просто звоним узнать, всё ли у вас хорошо». Приятно, что к такому локальному относительно других мероприятий забегу столько внимания.

– Забег как-то соотносится с идеей развития не разовых, а системных пожертвований?

– Фонд «AdVita» уже несколько лет привлекает внимание к тому, что очень важно помогать системно. Мы начинали со слогана «10 рублей – и ты добрый человек». Не верится: какие там 10 рублей, когда вы сами говорите, что нужно собрать миллион!
Сейчас люди чаще подписываются на 100 рублей или 50 рублей в месяц. Это позволяет нам понимать: ага, в этом месяце мы получим столько-то денег. Что касается забега, то там такой прямой задачи рассказать о подписке нет. Но будут стоять ящики для одномоментных пожертвований. Ещё мы даём листовку с информацией о том, чем живёт фонд, и просим всех подписаться на регулярные отчисления. Сейчас систему строим так: помогай проекту, жертвуя на новые лекарства, на поиск доноров костного мозга за рубежом, на аренду квартир для иногородних, на развитие российского регистра доноров костного мозга, а не только конкретному человеку. Тем более можно подписаться на рассылку и видеть, как твои 100 рублей работают.

– Это как музыкальная подписка, только ты не музыку слушаешь, а помогаешь нуждающимся?

– Совершенно верно. Мне кажется, что люди всё больше понимают, что это – то самое «помогать легко».
– У фонда много проектов развлекательного формата: «Благотворительный университет», концерты, забеги. Это немного расходится с представлением о том, что в фондах помощи людям с онкологическими заболеваниями все должны быть сосредоточенно-серьёзными.

– От того, что мы будем бесконечно говорить о бедах, мы не соберём больше денег. Но можно сделать так, чтобы люди помогали легко. Следуя этому принципу, мы создали сериал «Летающие звери» и другие наши проекты.
Почему такие мероприятия нам нравятся?
– Мы знаем личную историю, которая привела в благотворительность Павла Гринберга, – утрата близкого человека. А почему вы пришли в фонд «AdVita»?

– Я помню, что меня очень взбесило, когда я переводила деньги в какой-то фонд через почту. Прочитала в газете: «Надо перевести» – и попыталась осуществить. Пришла с коляской, с маленьким ребёнком... Но, во-первых, на почте у меня не приняли перевод, потому что не было паспорта с собой. А я ведь отстояла очередь с коляской! Говорю: «Зачем паспорт?»
«Я же просто перевожу деньги, и всё» – «Ну такой порядок». Во-вторых, когда я пришла с паспортом, выяснилось, что там довольно приличная комиссия. В общем, мы с мужем находились в поиске какого-нибудь фонда, которому можно доверять-помогать, и как-то так совпало, что ВКонтакте волонтёр фонда Анна – мы дружим и сейчас – о чём-то меня попросила. В тот момент было важно узнать, что в Петербурге есть фонд, который помогает детям и взрослым с онкологическими заболеваниями. Поскольку в моей семье много историй, связанных с этими болезнями, это было как-то созвучно. И то, что это в Петербурге и можно своими глазами увидеть – грубо говоря, проверить, – сильнее расположило меня.
«Если вы делаете добрые дела, это не значит, что не надо проверять, с кем вы связываетесь. Это важно! Особенно при таком большом количестве фейковых объявлений»
А проверка ведёт к тому, что вы больше узнаёте о делах фонда. Впечатлило то, что огромное количество людей помогает другим в жизненных трудностях, в каких-то незначительных, казалось бы, вещах. Срываются через полгорода или весь город, несутся, чтобы что-то привезти в больницу. Это может быть абсолютно бытовая вещь, не лекарство даже. Не знакомые друг с другом люди собирают на помощь такие суммы! Когда я это увидела… Понимаете, огромная гамма чувств от осознания того, какой это ужас, что подобные проблемы есть у большого, как оказалось, количества людей: надо срочно найти лекарство или деньги – вопрос жизни и смерти в абсолютно физическом смысле, а не в переносном, как мы
часто говорим. Мы же бросаемся такими словами, да? И, с другой стороны, это количество людей, которые помогают… Для меня это был в некотором роде хороший шок. Я начала с волонтёрства, участвовала в основном в акциях. Тогда, то есть более десяти лет назад, было очень востребовано присутствие на различных мероприятиях – выставках, фестивалях, концертах – со столиком сувенирной продукции. Акция «Сувенир в обмен на пожертвование» собирала много денег, но мы уже отказались от неё, потому что, к сожалению, немало мошенников, которые просят на улицах деньги. Мы решили не вставать с ними в один ряд, чтобы у людей даже мысли не возникало, что мы похожи.
«Порой читаешь и думаешь: "Боже мой, как там вообще люди держатся!". Ну вот находятся же те, кто им помогает»
Я, поскольку в семье сталкивались с проблемой, чуть-чуть больше, чем в среднем, знала о том, что такое рак. И понятно, что в прежние времена его совсем сложно было вылечить. К такой болезни и приближаться не хочется, но что делать – надо… Просветительство, кстати, – тоже одна из задач фонда. До сих пор, несмотря на то, что есть много информации в интернете, осведомлённость,
например, о раке… неполноценная. Я уже не говорю о более редких заболеваниях. Отсюда идея весеннего флешмоба в масках «Рак не заразен». Всё ещё есть непонятно, откуда берётся заблуждение о том, что человек с онкологическим диагнозом заразен для окружающих. На самом деле, это мы для него потенциальный источник инфекции.
Значит, после того как вы познакомились с фондом, вы ещё занимались волонтёрством какое-то время.
А когда вам доверили ведение своих проектов?
– Как-то так совпало – я считаю, очень удачно, – что после выхода из декрета я искала, куда применить свои силы: может быть, устроиться на неполную ставку или ещё что-то. И как раз встретилась в этот момент с административным директором фонда Леной Грачёвой. Я не оставляла своих волонтёрских устремлений или каких-то других вариантов помощи, если знала, что можно помочь. В проект «Летающие звери» тогда искали человека. Честно скажу, в тот момент я не знала, что это за мультсериал.
Интересно, да? Я дружила с фондом, была в курсе многих вещей, но у нас столько всего происходит, что порой не охватить всего. Меня познакомили со студией «ДА»: с Надей Федяевской и Мишей Сафроновым – с теми, кто делал этот сериал. А ещё я познакомилась тогда с таким феноменом, как благотворительный мультсериал. Несмотря на то что сейчас на производство новых серий средств нет (и это очень печально), мультфильм продолжает жить и собирать деньги для подопечных фонда «AdVita».
При этом сама идея того, что любые звери могут летать – слон, мишка, черепаха, свинка, – это придумано было как раз самими детьми, которые в больнице лечились. В 2008 году аниматоры студии «ДА» приходили туда заниматься, как сейчас называют модным словом, арт-терапией.
Мы все часто говорим: «Ой, нет времени!» А у детей в больнице, к счастью или к сожалению, это время было: они читали книжки или просто рисовали, но это всё успело им наскучить. А тут пришли аниматоры, которые предложили сделать мультфильм!
Видимо, детям так хотелось вырваться из больничных оков, что они выдумали, будто любой зверь может летать. И появился первый наивный такой детский мультфильм.
Нашёлся человек, готовый вложить деньги в его производство, и студия «ДА», которая смогла сделать такой интересный, необычный проект. Три сериала идут на нашем официальном YouTube-канале, на партнёрских каналах и на 15 российских телеканалах, в том числе на самых популярных – на «Карусели» и на канале «Мульт». Серии перевели уже на разные языки. И товары выпускаем с «Летающими зверями»: вся прибыль правообладателя – всё, что положено тем, кто имеет права на персонажей, – идёт на помощь нашим подопечным. В прошлом году мы заработали таким образом семь с половиной миллионов рублей. Вот это было моё знакомство более рабочее, и я присоединилась уже как сотрудник к очень большому проекту. И опять удивилась! «AdVita» умеет удивлять! Часто нам кажется, что фонд – это когда сидит человечек, ему денежки какие-то сердобольные старушки несут, а потом он эти денежки передаёт кому-то.
«Есть такое немножко консервативное ощущение, что если это некоммерческий сектор, то всё в нём старое, ветхое. А как раз некоммерческие организации, наоборот, идут впереди всех: ведь чтобы убедить людей сделать доброе дело, мы должны опережать и по идеям, и по форматам, благодаря которым мы собираем эту помощь»
Уже давно классический метод «Ой, вот болеет мальчик Вася или девочка Маша, давайте соберём денег» неэффективен. Так делают все фонды, и от обилия информации люди теряются: как можно помочь всем Васям и всем Машам? Невозможно! А когда появляются какие-то другие форматы… Вот один из наших слоганов: «Помогать легко». Он говорит о том, что мы стараемся придумывать что-то такое, чтобы люди и помогали, и одновременно в чём-то интересном участвовали. Можете не думать о трагедиях вместе с ребёнком – вы просто смотрите мультфильм. Но вот вы его посмотрели,
а от рекламы денежка пошла на помощь подопечным фонда. Вам нравится слон Прабу, вы его увидели на печенье или на тетрадке, купили… Все включены в такую цепочку добра: и те, кто продал, и те, кто произвёл, и те, кто купил, – все участвуют в хорошем деле. Часть денег, которую положено отдать за использование персонажа слона Прабу, идёт в фонд. А между тем от этого не двойная польза, а, хочется сказать, «десятерная»! Потому что ты не просто билет купил на концерт или на участие в забеге. Ты понимаешь: вот я пробегу, а деньги мои пойдут на помощь.
2008 год:
Родилась идея проекта «Летающие звери»
2012 год:
Началось производство детского благотворительного мультсериала «Летающие звери». Серия длится по шесть с половиной минут, в каждой – отдельная история и песня, написанная петербургскими композиторами Мариной Ланда и Сергеем Васильевым. На данный момент создано 44 серии.
2014-2015 годы:
Создание мультфильма «Малыши и Летающие звери» для самых маленьких. Было подготовлено 57 коротких серии. «У нас не морализаторство, мол, ай-ай-ай, туда не ходи, делай только вот так – так правильно. Серии эти для того, чтобы взрослые поговорили с детьми. Но не на языке "ути-пути". В сериях какая-то взрослая история, жизненная ситуация.
2017 год:
Выпуск сериала «Машинки». Были задуманы два проекта – для мальчиков и для девочек. Но, к сожалению, средств хватило только на один, но нравится он и мальчикам, и девочкам.
Вот уже сколько лет проект живёт
Но в прошлом году человек, который помогал финансово с производством, не смог больше участвовать. Зато фонд продолжает работу с проектом «Летающие звери», продолжает помогать собирать деньги для тех самых подопечных, которые были авторами идеи.
Чем опасны творческие высказывания о летающих свинках?
А взрослые, бывает, ой… «Чему вы учите наших детей? Как я объясню ребёнку, что свинья летает?» У детей вообще нет таких вопросов! Вряд ли можно представить себе ребёнка, который подойдёт к свинке на лугу и скажет:
«Мам, что-то она не летает, а вот у них в мультике летала!»
Но идею, что счастье окрыляет, мне кажется, считывают и взрослые, и дети. Есть много фанатов среди взрослых, которые по-своему слышат детские песни из наших сериалов. Ещё раз – да, вроде бы это уводит от прямой цели фонда. Но на самом деле, наша задача – сродниться с какими-то новыми людьми, рассказать им что-то.
«Очень приятно, когда мне лично говорят: "Да, "AdVita", у вас есть репутация!" Мне в этот момент хочется сказать: "Ой, что вы, это не я, не я, это фонд!"»
Есть у меня прекрасный коллега Дмитрий Кочкаров, который занимается развитием «Летающих зверей». Его задача – знакомиться с различными компаниями и рассказывать, что можно приобрести лицензию на использование персонажей в своих товарах. Вы не просто получаете возможность украсить свой продукт нашим слоном или зайчиком, а одновременно делаете доброе дело.
Один из недавних наших партнёрских проектов был с компанией «Петрохолод». Нам очень радостно, что это петербургский лицензиат, поскольку и они, и мы в Петербурге и можем лично общаться. Бесконечно любимый детьми и взрослыми продукт – мороженое. Специально для «Летающих зверей» были разработаны четыре новых вкуса.
Стикеры – это два года работы как минимум. Когда Ирина Шубина возглавила направление «Благотворительность ВК», она начала обсуждать с «Летающими зверями» всю эту историю. Было много разговоров, и в итоге команда ВКонтакте (отдельное спасибо Екатерине Кочневой) сделала стилизованных персонажей, и аудитории они пришлись по душе. Мы уверены в этом, потому что у нас есть отчёты за июнь.
(Акция ведь стартовала 1 июня, в День защиты детей). Это первый набор благотворительных стикеров ВКонтакте. Покупается он так же, как любой другой, но 50 % от стоимости идут в фонд. Акция продлится 3 месяца. Даже если вы не знаете, кто такие «Летающие звери», и даже если вы не слыхали о фонде, вам просто может понравиться свинка Софи. И, купив этот набор, вы становитесь благотворителем

Текст: Мария Шпакова
Звук: Алия Усманова, Виктория Бобрович
Иллюстрации и инфографика: Виктория Павлова
Фото: Александра Клочкова, Вероника Жукова
Верстка: Егор Смирнов
Made on
Tilda