Игорь Блинников
«Шишки вот отцовские
зарабатываю»
Не тяготит
Игорю было семь, когда его отца убили конкуренты по бизнесу. Мать после этого начала выпивать, и в 2000 году её не стало. Так Игорь, которому на тот момент исполнилось 13 лет, и его младший брат остались без родителей:

– Помню этот день. Это была математика, пятый или шестой урок… Кто-то зашёл в кабинет и позвал учителя, учитель попросила меня выйти за ней. Там стоял брат, в слезах. Я не сразу осознал, что мамы больше нет. Всё шло, как и прежде: так же засыпал в одной комнате и в то же самое время, – только не было близкого человека в доме.

Игорь улыбается и пожимает плечами: кажется, он и рад бы больше рассказать о тех событиях, но они пережиты им почти 20 лет назад и теперь вытеснены из памяти:

Я не могу вспомнить лицо, какие-то мамины движения, прикосновения,– мой собеседник всё так же просто улыбается: нет, прошлое его не тяготит. – Но мне бы очень хотелось посмотреть, какого мы сейчас с ней были бы роста.

r
Из близких родственников у них с братом была бабушка, но, когда приключилась беда, взять внуков к себе она не могла: старой женщине сложно справиться с двумя подростками, заставить их учиться. Игорь вспоминает, как семиклассником пришёл в интернат с тройками и «неаттестатами»:

– Тех, у кого были хвосты, учителя не отпускали гулять на улицу, – смеётся он. – За что сейчас благодарен им очень, очень и очень. Шесть человек из нашего выпускного класса получили высшее образование. Для нас, для детдомовских, мне кажется, это неплохой показатель. Я себя всегда мотивировал тем, что если хорошо учиться, всё будет в порядке.
Если раньше в детстве хотелось как-то не отличаться, то сейчас я к своей жизни спокойно отношусь. Дразнили – бывало, но меня это ни разу не обижало
В здоровом теле – идеи
Когда Игорь был старшеклассником, к ним в интернат пришли сотрудники благотворительной организации «Пристань» и рассказали о своей программе: есть, мол, специальная квартира, где вы сможете первое время жить под наблюдением старших наставников. Они научат элементарным вещам, вроде оплаты коммунальных услуг и покупки продуктов в магазине. Ребята решили не отказываться от помощи, тем более она ничего им не стоила. Но одним из условий нахождения в «Пристани» было получение образования.
А Игорь как раз поступил в Университет физкультуры и спорта имени Лесгафта.

– В чём только не попробовал себя! Бильярд, дартс, кёрлинг, боулинг. Занимался и тяжёлой атлетикой, и гимнастикой… В студенческие годы тех, кто хорошо учился, отправляли в Керчь или в Турцию. В качестве поощрения. У меня не было загранпаспорта, поэтому я ездил в Керчь. Это самые сливки были!

Как-то решили повызывать всяких духов на веранде. А перед этим с ребятами подстроили кучу ловушечек: протянули ниточку от выключателя на пол, к ноге. Пока один что-то говорил в образе, ты ножкой шевелил слегка: этого никто не видит, а свет мерцать начинает.
Разные развлечения придумывали!

r
А в самостоятельной жизни найти себя получилось даже не в спорте и не в сфере транспортной логистики, где Игорь работает сейчас. У него появилось хобби, приносящее и удовольствие, и деньги, – коммерческая видеосъёмка.

– Просто нашёл курсы в интернете. Толком эта киношкола ничего не дала мне, но видеосъёмкой заниматься понравилось. У меня были знакомые, которые снимали праздники, клипы… И вот я напросился помощником сперва, а потом набрался опыта и стал зарабатывать сам. Видимо, была во мне такая творческая жилка.
Как-то коллеги предложили уже взрослому Игорю съездить с ними в качестве волонтёра в один детский дом. Никто из них не знал, что он сам сирота. Проезжая по знакомой улице, Игорь спросил, не в 60-й ли интернат они направляются.

– И в итоге мы подъезжаем к моему детскому дому: его просто переименовали! И следующие полтора года я регулярно ездил туда: мы устраивали всякие праздники, мероприятия спортивные, чаще всего мини-футбол. Я обращался за помощью в комитет по социальной политике, спонсоров среди друзей искал, снимал детские соревнования на видео.
Но пришло время задуматься о собственной семье: Игорь сам стал отцом, и больше всех в его заботе теперь нуждается годовалый малыш.
Беспримерный папа
С будущей женой Игорь познакомился на дне рождения у общих знакомых – история вроде бы нередкая. Потом они потерялись почти на десять лет, и в следующий раз судьба столкнула их в церкви: «Для меня это был своего рода знак». В 2015 году они поженились, ещё через три года у них родился сын.
– Представление о том, какой должна быть семья, у меня, может, и было, но было неправильным. Если у тебя нет перед глазами никакого образца, то ты берёшь пример со своих сверстников или старшеклассников. В этом смысле даже их нельзя было считать образцом. И если раньше мы с другом могли позволить себе чего-то, выпить, например, то сейчас это уже не моё. Интересы всё-таки меняются. И я, и жена одинаково сильно хотели создать крепкую семью. У нас никто не курит и не пьёт даже по праздникам ­– всё-таки специальность преподавателя физической культуры сказывается на людях! По понедельникам и четвергам занимаемся в спортзале, сейчас начали ходить с ребёнком в бассейн.
Иногда я переживаю за своего сына. Хочется дать ему много любви и в то же время не переусердствовать. Ведь я не знаю допустимых границ, у меня же примеров, повторюсь, не было.
Сейчас читаю, вникаю, шишки вот отцовские зарабатываю.
Я спрашиваю Игоря: как все эти годы складывались его отношения с братом.

– Мы поддерживали друг друга, конечно. Помню, была мода на компьютерные клубы, и он тоже полюбил игры, а я заставлял его учиться так же, как заставляли меня. Но мне бы хотелось быть для него лучшим примером. Может быть, где-то я его понимал не до конца. Если бы можно было вернуть время, я бы уделял ему больше внимания, чтобы он чувствовал себя лучше.
Игорь документирует прогулку в парке на камеру, чтобы запись осталась на память. Со стороны, должно быть, наша троица выглядит необычно: фотограф снимает героя, герой – журналиста. Но на память останется не запись, а простая история простого счастливого человека.
И кажется, жизнь его по своему течению ничем не отличается, ведь всё плохое давно им забыто и всё у него хорошо.

Текст: Мария Шпакова
Фото: Мария Сивохина
Made on
Tilda