сражение
Чтобы образумить Старуху-с-Болот и защитить жителей ближайших деревень от её атак, понадобится много знаний и мужества.

Управляй историей, переключая вкладки на жёлтом фоне.
У Старухи-с-Болот печальная история. Будучи ребёнком она узнала о Специалистах, с трудом отыскала их поселение и стала просить старейшин взять её в ученицы. Но традиции суровы: познать секреты даров земли могут лишь наследники рода, посторонним эти знания никогда не разглашались. Неделями маленькая девочка убеждала старейшин, что она достойна: выучила о специях всё, что смогла найти, даже пыталась красить травой волосы в зелёный цвет, – но в ответ слышала лишь «нет».
И вот однажды её терпение кончилось.

Она заявила старейшинам, что и сама освоит их мастерство, и даже превзойдёт лучших Специалистов. Но шли годы, а её усилия были напрасны.

Тогда девушка поселилась на Болотах – гиблой местности, полной ядовитых трав, – и стала экспериментировать со здешней растительностью. Из лишайников, грибов и растений она научилась варить зелья с отвратительными эффектами, и вот уже несколько лет выбирается пробовать их действие на жителях ближайших деревень и их животных.

Дети прозвали отчаявшуюся Старухой-с-Болот, а её налёты на деревни – обострениями. Старейшины, чувствуя вину за происходящее, закрывают глаза на её проказы и лишь помогают пострадавшим, не желая устранить причину их бед.

«Но в этом году все будет иначе. Я остановлю её, смогу убедить, что так она ничего не изменит, – настраивала себя Оливия, выбирая среди вязкой жижи под ногами места посуше. – Она ведь делает только хуже – и другим, и себе… Ай!»

Мимо левого уха пролетело что-то красное, и Оливия испуганно замерла посреди болота. Зловещую тишину нарушил издевательский смех. Сделав ещё несколько шагов, девушка различила впереди хлипкую халупу. А перед ней стояла хозяйка жилища – Старуха-с-Болот.


– Ох, какая храбрячка пожаловала! – с издёвкой сказала она, поигрывая зависшим над ладонью сгустком красной жидкости. Перед старухой стояли несколько вёдер, внутри плескались разноцветные зелья. – Не зря мне птички нашептали, что кто-то идёт, да, Карла?

Над плечом карги словно в знак согласия хрипло каркнула пучеглазая ворона. У Оливии по коже пробежал холодок.

– Так что я и подготовиться успела, чтоб гостью дорогую встретить, – и в девушку полетел следующий сгусток под хохот старухи.

От него увернуться уже не вышло: лицо облепила красная жижа, с каждой секундой дышать становилось всё труднее. Отчаянно пытаясь вздохнуть, девушка запустила руку в сумку с дарами земли...
Использовать
гвоздику
Использовать
шафран
Шафран просыпался на болотистую почву. Несколько крупиц специи попали на язык, но Оливия уже поняла, что сделала неверный выбор.

– Карла, смотри, – как сквозь вату донёсся смешок Старухи-с-Болот. – И такие слабаки приходят по мою душу!

Внезапно лёгкие наполнились воздухом. Оливия закашлялась и бросила взгляд на противницу.

– В этот раз я пощадила тебя, но не думай, что это даёт тебе право учить меня жизни, – зловеще сказала старуха. – Возвращайся, откуда пришла, и не смей больше меня беспокоить!

«Я была не готова... Но ещё не вечер. В следующий раз последнее слово будет за мной!» – и Оливия побрела домой, крепко сжимая ремень сумки со специями.


Держась из последних сил, Оливия разжевала несколько бутонов гвоздики. Возможность дышать медленно возвращалась. Девушка с облегчением осела на землю, но, спохватившись, вскочила на ноги и выжидающе уставилась на Старуху-с-Болот.

– Смотри-ка, Карла, она ещё здесь! – издевательски протянула та. – Но ничего, и не таких прогоняли. Тебе не выстоять, девчонка, слышишь?!

Оливия ждала этого броска и успела увернуться от ядовито-зелёной жидкости. Но такой же сгусток упал на голову откуда-то сверху. Захлопали крылья, ворона вернулась к хозяйке.

– Хорошая девочка! – старуха почесала клюв своей любимицы. – А теперь давай насладимся зрелищем…

Оливия напряжённо ждала эффекта от прохладного зелья, окатившего её с головы до ног. И дождалась: уши пронзила резкая боль, словно в них вонзили иглы.
Использовать
паприку
Использовать
асафетиду

Под руку попался мешочек с паприкой, и Оливия вытащила его из сумки. Состояние ухудшалось: к раздирающей ушной боли прибавился тонкий, сводящий с ума писк. Девушка поспешно лизнула специю. Паприка не прогнала боль, но сработала как успокоительное.

«Ничего страшного, – отрешенно подумала Оливия. – Я вылечусь у старейшин, главное, добраться домой. Потренируюсь ещё, вернусь сюда и закончу начатое».

Она в последний раз взглянула на старуху. Та хохотала, показывая на поверженную гостью пальцем, хваталась за живот и топала ногами. Над хозяйкой кружила ворона, словно пустившись в пляс от радости.

Оливия даже порадовалась, что оглушительный писк в ушах заглушает мерзкий хохот противницы. Девушка повернулась к ней спиной и, шатаясь, зашагала. Старуха-с-Болот что-то кричала вслед, но Оливия её не слышала. По колено утопая в грязи, она брела обратно, моля небеса, чтобы её не засосало болото.
Так быстро, как только могла, Оливия выудила из сумки бутылёк с соком асафетиды. По запаху он напоминал чеснок, да и на вкус был такой же. Оливия поморщилась и глотнула. Оно того стоило: боль в ушах неохотно отступила, и девушка снова была в строю.

Хохот старухи смолк. Нахмурившись, она наблюдала за тем, как Оливия приближается к её логову. По мановению руки из левого ведра всплыл сгусток чего-то пронзительно-синего, как майское небо. Ведьма дождалась, когда гостья опустит взгляд, чтобы рассчитать следующий шаг в болотистой жиже, и пустила свой снаряд ей в грудь.

Оливия упала на спину. Левая сторона тела начала неметь. В вышине ей почудилось то самое синее майское небо. Но любоваться времени не было: надо было скорее определить, что уготовила ей старуха, и найти противодействие.

Использовать
кассию
Использовать
кумин

«Инфаркт!» – вспыхнуло в уплывающем сознании девушки. Оливия притянула поближе соскользнувшую с плеча сумку и достала плотно завязанный мешочек. Но вместо семян нужной специи в руках оказались твёрдые палочки кассии.

Оливия закатила глаза от собственной глупости и увидела кружащую рядом ворону. Палочка кассии полетела в неё и ударила в крыло. Ворона обиженно каркнула и отправилась обратно к хозяйке. «Хоть какой-то прок… – мелькнуло в сознании Оливии. – И всё же я не готова к таким приключениям. Бабушка Греца была права: мне ещё столько предстоит узнать… Это враг не моего уровня, напрасно я была так самоуверенна».

И, волоча за ремень свою сумку, девушка на четвереньках поползла прочь.

Старуха-с-Болот долго смотрела ей вслед, гладя повреждённое крыло своего питомца. Интуиция шептала ей, что это не последняя встреча с упрямой девушкой.
«Инфаркт!» – вспыхнуло в уплывающем сознании девушки. Оливия притянула поближе соскользнувшую с плеча сумку и достала плотно завязанный мешочек. Семена кумина просыпались сквозь ослабевшие пальцы, но девушка сумела съесть целую горсть. Постепенно Оливия пришла в себя. Она поднялась на ноги и нетвёрдой походкой вновь направилась к старухе.

– Какая упрямица! – в негодовании топнула ногой та. – Нет уж, до меня ты всё равно не дойдёшь!

Жидкие снаряды замелькали то слева, то справа. Старуха поднимала в воздух и отправляла к гостье по два, по три сгустка за раз. Где-то Оливии удавалось уворачиваться, где-то помогало само болото: споткнувшись об очередную корягу, девушка улетела вперёд, а над ней просвистели два ярких шара. Но везение не могло длиться вечно, и в живот всё-таки ударил мутноватый жёлтый сгусток. Орган немедленно пронзила боль.

Использовать
белый кунжут
Использовать
чёрный кунжут
На этот раз из сумки появился чёрный кунжут. Оливия старательно разжевала каждое зёрнышко и стала ждать эффекта. Живот забурчал, но жгучая боль не проходила. «Чёрный кунжут ускоряет пищеварение… – соображала Оливия. – А то, что происходит со мной, больше похоже на гастрит… Нужен белый кунжут!»

Но было уже поздно: заметив, что противница замерла на месте, старуха хищно улыбнулась и запустила в неё ещё три снаряда. Девушку отбросило далеко назад.

Оливия лежала в болотной жиже, свернувшись клубочком. Подняться уже не было сил. К резям в животе добавилась головная боль, затем начало сводить суставы. Девушка знала, что дары земли со всем этим справятся, но не хотелось даже шевелиться.

«И чего мне не сиделось дома? – спрашивала себя Оливия. – Сражения, слава! Сейчас бы сидела у камина и слушала сказки бабушки Грецы...».

Болото быстро стёрло следы уходящей Оливии, словно их здесь никогда и не было.


Оливия дрожащими пальцами выбирала по зёрнышку белого кунжута и старательно разжёвывала каждое. Выждав ещё пару секунд и успев увернуться от нескольких снарядов старухи, девушка вновь двинулась вперёд.

– Так у меня никаких зелий не хватит! – сплюнула наземь старуха. – Эй, самоубийца! Говори, зачем пожаловала.

Оливия подошла совсем близко и перевела дух.

– Понимаю вашу обиду, но это не повод портить жизни невинным людям, – начала она. – Ваши умения удивительны, можно их направить в мирное русло...

– Вот как! – перебила её старуха. – То есть когда я умоляла взять меня в ученики, все воротили нос. А стоило чего-то добиться – так приди к нам и научи?
– Я вовсе не то имела в виду... – запротестовала Оливия, но по ожесточённому лицу старухи поняла, что та уже не слышит.

Злобные выпады и ругательства сыпались из ведьмы, словно кто-то прорезал мешок с крупой. И вдруг Оливия почувствовала, как в спину что-то ударилось, а затем потекло к пояснице.

– Это тебе подарок от нашей встречи, – мерзко улыбнулась Старуха-с-Болот. – А теперь возвращайся восвояси. Увижу ещё хоть одного Специалиста вблизи моего дома – назад его не ждите.

Использовать
ваниль
Использовать
имбирь

Оливия поняла, что старуха сотворила что-то по-настоящему страшное. И раз передаёт угрозу для остальных, значит, проявится это не сразу.

Девушка проглотила несколько кристалликов ванили, «гормона радости», и широко улыбнулась старухе.

– Я передам, – сообщила она удивлённой противнице. – Спасибо за тёплый приём.

Оливия развернулась и пошла прочь. Пусть старейшины решают, что наслала на неё ведьма, уж их-то опыт неоспорим. А старуха...

Что ж, Оливия пыталась её переубедить, но накопленная за годы обида и порождённая этой обидой злость не могут исчезнуть в два счёта. По крайней мере, девушка смогла поговорить со Старухой-с-Болот, а это уже многого стоит...

«Зачем я себя обманываю? Признаем честно: да, это грустно, что весь путь сюда и долгий бой оказались напрасными... Возможно, стоит наведаться к Старухе-с-Болот ещё раз. Вряд ли она сможет удивить меня чем-то новым...»
Оливия поняла, что старуха сотворила что-то по-настоящему страшное. И раз передаёт угрозу для остальных, значит, проявится это не сразу. Догадка осенила.

– Это подло! – громко сказала она, посмотрев в глаза старухе. – Но пара кусочков имбиря – и рак мне не страшен. А вот вам стоит задуматься над своими поступками.

Старуха приготовилась возражать, но стоило ей раскрыть рот, как в нём оказалась целая смесь специй. Здесь были и паприка, дарующая успокоение, и белый кардамон, поднимающий настроение, и белый кунжут, усиливающий интеллектуальные способности, и какао-бобы, повышающие тонус... Затесался даже зелёный кардамон, убивающий запах изо рта.

Оливия крепко держала челюсть ведьмы и не отпускала, пока не убедилась, что та проглотила дары земли. Прошло несколько мгновений, и взгляд старухи прояснился. Руки её мелко задрожали, женщина опустилась на землю. Ворона хрипло каркнула и попыталась протиснуться к хозяйке, но Оливия отогнала её и сама села рядом с бывшим врагом.

По щекам старухи текли слёзы – бесцветные, они так сильно отличались от ярких зелий в вёдрах рядом. Оливия представляла, что сейчас творится в голове у знаменитой Старухи-с-Болот: вся жизнь пролистывалась перед её мысленным взором, со всей грязью и чернотой. Наконец, женщина подняла взгляд и обвела глазами угрюмое место своего обитания.

– Как я могла... – пробормотала она и снова опустила голову, не в силах продолжить.

– Всё будет хорошо, – тихо сказала Оливия и сжала старуху в объятиях. – Теперь всё будет хорошо.

Made on
Tilda