Тайцы просто не парятся
Почему в Таиланде не носят деньги в заднем кармане, чем пахнет дуриан и какой на ощупь настоящий слонёнок, знает Валерий Подаруев. Остаётся только мечтать о таком отпуске.


#лонгрид@razvilka_spb
Текст и фото: Валерий Подаруев
День первый. Самолёт и путь в отель
Ну, начнём с того, что я так и не ложился. Потому что и смысла никакого в том не было, да и от волнения вряд ли бы уснул. Чтобы не спать, я, как человек опытный, пил. Утром, с трудом делая трезвое лицо на таможне и стараясь не дышать на девушку-регистратора, поначалу ещё крепился. Но когда 250 человек согнали в очень небольшое помещение и закрыли дверь, у меня началась похмельная клаустрофобия. Разумеется, мест для сидения на всех не хватило, и я оказался в числе тех, которые не умеют биться за жизнь и место на скамейке.
Я спал стоя. Как боевой конь. Или слон. Или бегемот. Но боевой!
Чтобы не упасть, я ходил. Знаете, как на ходулях ходят? Постоянно переминаясь... Вот я так же. Единственным развлечением был кулер. К нему, чтобы размять ноги, ходили все по очереди. Рейс, разумеется, задержали. На полтора часа. Никому, естественно, об этом не сказали. И люди начали сходить с ума от безделья. Я спал стоя. Как боевой конь. Или слон. Или бегемот. Но боевой! Видимо, во время регистрации я всё-таки плотно дыхнул на девушку. Или просто плохо выглядел, но обошлась она со мной сурово. Посадила с краю центрального ряда. В кресло я не вмещаюсь категорически. Проходящие мимо стюардессы постоянно бьют меня телегами, улыбаются, извиняются и на обратном пути снова бьют.

Но больше всего добивают соседи. Составчик странный: девочка лет пяти, её мама и дедушка. Причём дедушка не является папой мамы. Видимо, свёкр. Так вот свёкр сидит рядом со мной. И я ему мешаю. По крайней мере он меня постоянно задевает. А я не люблю прикосновения незнакомых престарелых свёкров.
Мама учит дочь читать и судя по тону, громкости и довольно мерзкой тембральной окраске голоса работает она где-то в школе. Учила читать она её так громко, что чуть не разучился я. А свёкр втихаря разгадывает детские сканворды. Ну такие, где рисунки вместо вопросов, типа: рыбка, собачка и так далее. И свёкр очень нервничает, когда у него они не сходятся.


Во-первых, движение левостороннее. Во-вторых, правил нет. То есть они как бы есть, но всем всё равно. Входить на полном минивэне в крутой поворот в гору, выходя на обгон, – «да что такого?» Разметка дорожная везде одинаковая, и у меня сложилось впечатление, что она просто примерно показывает, сколько машин могут влезть в ширину на данной трассе. Очень много скутеров. То есть пешеходов нет вообще. На скутерах ездят все. От монахов в оранжевых одеждах до школьников. Особенно забавно выглядят мусульманские женщины в чадрах.

Что касается машин, то затонировано всё что можно. А что нельзя – украшено лампочками. Видел один автобус с открытой моторной крышкой (видимо, для принудительной вентиляции), у которого двигатель был подсвечен синими лампочками. А чтоб красиво!..
Вообще, для красоты на дороге много всего. Например, светофоры
Очень красивые! И заметно, что висят только для красоты: всегда горят красным. По крайней мере наш минивэн под управлением какого-то тайского родственника Шумахера проезжал только на красный. Ездят все минимум под 70 км/ч и не парятся. Причём чтобы пойти на обгон, достаточно просто мигнуть фарами и выехать на встречку. И всё, ты король мира: фарами первый мигнул – трасса твоя! А если вдруг тебе мигнули раньше, то можно сделать вид, что в этом углу вообще ничего не видно, и смело продолжать движение.
День второй. Наши забавные русские
Например, я проходил мимо бассейна, а мне пять человек оттуда кричат: «Прыгайте к нам!» И один добавляет: «А то волну большую хочется!» Ну, я и прыгнул! Их волной чуть на бортик не выбросило
Русских здесь очень много. Я бы даже сказал, слишком много для не говорящей по-русски страны. И пьют они безбожно. Чувство такта у русских здесь считается рудиментом. Например, я проходил мимо бассейна, а мне пять человек оттуда кричат: «Прыгайте к нам!» И один добавляет: «А то волну большую хочется!» Ну, я и прыгнул! Их волной чуть на бортик не выбросило. Или второй случай. Плаваю в том же бассейне, мимо меня меланхолично проплывает со вчера не протрезвевший. И говорит: «Ты прикольный! У меня двое сыновей твоего возраста!» Я, понятное дело, в довольной улыбке расплываюсь, а он так между делом добавляет: «И не расстраивайся. Ты же не виноват, что таким родился». Тут я подвис, даже забыл грести лапками, отчего пошёл на дно.

Когда со дна вернулся, слышу продолжение фразы: «Кто-то худой рождается, кто-то толстый, а кто-то – как ты. Но ты, главное, по этому поводу не парься!» Мыслю я позитивно, поэтому ответил: «Сыновьям привет! Пусть не едят после шести, а то видишь, что может получиться». Тут завис он, а я пошёл за фруктами.
День второй. Гиппо-мото
Проснулся утром от пения каких-то непонятных птиц и навязчивого воя кондиционера. Предварительно искупавшись в бассейне, отправился на завтрак. Кофе – великолепен! А со свежими ананасами он мне открыл новые гастрономические просторы.

В общем, наелся я ананасов под кофеёк и отправился в город обменивать валюту: кровные рубли на чужеродные баты. Ходил, наверное, с час. Трижды был чуть не сбит скутерами, причём за рулём преимущественно были беременные тайки.

Я решил решать (вот именно так, тавтологически) проблему с передвижением, так как пешком точно столько, сколько хотелось, не пройти. Уж если тайки на последнем месяце с байком справляются на раз-два, то я-то уж наверняка оседлаю железного пони.

Нашёл неподалеку от отеля аренду мото и стал выбирать себе «временные ноги». А так как я ни бельмеса по-английски, а тайцы – по-русски, общались мы как две обезьяны. Ну, если возможен диалог между мартышкой и Кинг-Конгом. Жестами объяснив, что мне надо и заверив маленькую и очень забавную тайку, что на этом, цитирую, «бр-р-р-р... мото» я как бог, начал думать, как же эта железяка заводится.

Вот тут-то ко мне и подошел Серёга из Омска. Он сказал, что вчера на этом ездил и может показать, как это вообще происходит. Я с радостью согласился, мы надели каски. О том, как я в ней выглядел, – отдельная песня. Это примерно как если на бегемота надеть узкую купальную шапочку.
И поехали мы с Серёгой на море: он – за рулем, я – сзади. Доехали. Искупались. Серёга говорит: «Отвези меня обратно к аренде байков, я себе такой же возьму. Газ вот здесь». Я сел, на газ нажал, и с ужасом вспомнил, что забыл спросить, где тормоз. И весело въехал в красивую попу впереди стоящего мотоцикла. Он упал. Я тормозил ногами и тоже свалился. Сбоку на меня приземлилось моё вновь обретённое транспортное средство.
Хозяин мотоцикла, очень похожий на рано поседевшего Раджа Капура, вызвал полицию. Приехал здешний полицай. И тут я понял, что уважаю эту страну.

Брюки в неприличный облипон, такая же рубашка, шлем, брутальная морда и в довершение образа – кожаные сапоги до колена. Ну просто Робокоп. И поехали мы в участок. Через переводчика по телефону мне объяснили, сколько я денег должен Раджу Капуру и сколько (почему-то) Его Величеству королю Таиланда. Оказывается, у них так штрафы гордо именуют: «Деньги в казну Его Величества». Вежливо сопроводили до банкомата. Взяли деньги, причём передачу денег Робокоп сфотографировал. Видимо, специально для короля.

А дальше всё как на Родине: штраф выписывали полчаса, с перерывами на поболтать. Он разве что чаю не попил. После этого Серёга увез меня в отель. Я начал учиться ездить. По отелю. Благо, место позволяло. И потихоньку стало получаться. Правда, очень медленно.

Сделав кругов восемь, поехал в город. Обгоняли меня все: тайцы на мопедах с детьми, школьники, женщины и даже не быстро бежавшая собака. Но я решительно ехал на море. И на очередном подъёме, перегазовав, упал второй раз. На встречке. Мотобайк занял уже привычное место на мне. Встать я самостоятельно не мог. Во-первых, потому что больно, а во-вторых, потому что смеялся над собой.
До моря доехал. Искупался. И жутко гордился собой. Видимо, поэтому на обратном пути заблудился. Но так как на отдыхе я мыслю позитивно, решил, что это просто экскурсия по Пхукету, и объехал его весь, совершенно случайно через 50 минут обнаружив свой отель. Как говорит моя умная мама: «Сынок! Пока ты не перестанешь думать попой, приключения ты на неё всегда найдёшь. Тем более что она у тебя не маленькая»
День третий. Тайский массаж
Что сказать про тайский массаж? От того, что мне предлагали в Крыму, он отличается, как Пласидо Доминго от меня в караоке. То есть и то и другое с душой, но разница колоссальная.

Вчера после путешествия я ходил на «фут масса-а-аж» (именно так они это произносят). Посадили меня в удобнейшее кресло. Пожилая полная тайка, бормоча себе под нос что-то вроде «как прекрасна жизнь», с улыбкой омыла мне ноги. При этом внимательно осмотрела покалеченные ходьбой и падениями конечности. Подняв глаза от моих истерзанных ног, она спросила: «О! Мотобайк?» Я сказал: «Ты бы знала, как и сколько раз!»

Она быстренько сбегала за какой-то отдельной мазью. Натёрла ею все синяки и раны и начала процесс. Раньше я думал, что немного разбираюсь в массаже ног. Но нет, я ни-че-го об этом не знал! Мало того, что руками она творила чудеса, так в ход шли ещё специальные палочки, полотенца, три вида мази и какие-то загадочные то ли пробки, то ли шарики деревянные. Через полчаса счастья неожиданно оказалось, что в «фут масса-а-аж» входит также массаж рук, плеч и головы. Где логика в названии, я не понял, но это было и не важно. Я таял и млел.

Проснувшись сегодня и позавтракав, я понял, что снова хочу на массаж. На этот раз взял полный. Мне выделили мальчика. Я подумал: «Эх, бедный. Ну куда ему меня мять? Это же как баобаб лобзиком пилить». И грустно пошел за ним. Мальчик, напевая и пританцовывая, положил меня на тахту, попросив снять футболку.
Я лёг. Закрыл глаза. А дальше началось что-то невообразимое. Мальчик на меня сел. Потом чуть ли не лёг и начал мять. Я не знаю как, но он мял в четырех местах одновременно. Я даже открыл глаза посмотреть, не позвал ли он подмогу. Нет. Один был. Просто массировал он и руками, и ногами. Причём как-то мягко по мне перетекая. Я понял, что мне не дано сообразить, как он это делает, и просто расслабился
Массажист нашёл все мышцы. И каждую размял. Даже те, о существовании которых я не знал или плотно забыл. Мягко и тактично передвигаясь по моим 150 килограммам, он надавил на все места. Потом перевернул и ещё раз надавил. При этом пел, пританцовывал и разговаривал со мной. Отвечать я не мог. Но его это не смущало. После скрупулёзного массированния всего тела он стал меня загибать в разные позы. Звучит, конечно, пошловато, но не знаю, как сказать иначе.

Опять же открытие. Я думал, что у меня неплохая растяжка. Миф повержен. Вообще никакая: я кряхтел и гнулся, потел и разгибался. Но рука ожила и зашевелилась, а шея – как будто вообще не болела. Об одном жалею – что чаевых не оставил. Не сообразил размякшим от массажа мозгом, как это делается. Но ничего. По городу помотаюсь, и вечером – на «фут масса-а-аж». Там исправлюсь.
День третий. Тайская кухня
Плавая в бассейне после моря и думая, какой бы фрукт съесть (учитывая, что в холодильнике у меня только манго, а за остальным надо ехать в город), я услышал разговор двух русских. Они, то сглатывая слюну, то брызгая ею, обсуждали, в чём вкуснее лобстер: в кари или в «пхи хау» (что это, я не знаю, но услышал именно так). Я тут же переспросил, где они это ели.

Оказалось, что буквально в пятнадцати минутах ходьбы есть огромный продуктовый базар. Двухэтажный. Там на первом этаже морских гадов продают, а на втором – готовят. Я на подъём лёгкий, особенно когда голодный. Через десять минут был уже там.

Рынок действительно не маленький. Фрукты, которых я и на картинке-то не видел. И морепродукты. В огромном количестве! И тоже не все мне знакомые. Походил я и взял, чтобы не рисковать, то, что знаю: пару кальмаров и полкило креветок. Если те, что у нас продают, гордо называют «королевскими», то эти явно императорские: длиной с ладонь! Что интересно, цены на, как мне показалось, совершенно одинаковые креветки разнятся бат на 20. У проходящего мимо русского я поинтересовался, почему. Он объяснил, что те, что подешевле, – второй свежести, то есть их вчера вечером поймали. А те, что подороже, – сегодня утром.

«Это он мне, человеку с Урала, видевшему креветок, которых здесь и кошкам постыдятся скармливать, только в глубокой заморозке и умерших своей смертью, будет рассказывать, что вечерние креветки недостаточно свежи», – подумал я. Но взял на всякий случай утренних.
А вот с креветками дело обстояло иначе. Мао их мыл. Потом мял. Потом подбрасывал в воздух и снова мял
На втором этаже нашёл повара, над которым висело много ламинированных записок от русских, что Мао (так его зовут) готовит как бог. Ну ладно, бог так бог. Вывалил я ему свою снедь на блюдо. Пять минут пантомимы с тыканием пальцем в разные картинки, и мы решили, как он их мне приготовит. Я так и не понял, во что пальцем тыкал.

В общем, кальмаров Мао отдал своей женщине, а за креветок взялся сам. Тайка с кальмарами не заморачивалась: помыла, порезала, чем-то долго поливала, добавила каких-то зелёных не то побегов, не то почек, ещё раз полила из трёх бутылочек, шмякнула на сковороду, три минуты – и вуаля! Готово! Я ел и плакал от того, как это вкусно, просто и красиво.

А вот с креветками дело обстояло иначе. Мао их мыл. Потом мял. Потом подбрасывал в воздух и снова мял. Чем-то поливал, подбрасывал над огнём. Когда он их подал на блюде, я понял, что оно того стоило. Это словами не передать! Сок бежал по рукам. Я ел и запивал всё холодным пивом. Ел жадно, громко, с причавкиванием и присвистом. Теперь Мао с женой не могли оторвать глаз.
И задумался я только об одном: почему вчера только фрукты ел, когда здесь такое счастье? Но от фруктов решил не отказываться и набрал на ужин всяких: и жёлтых, и красных, и волосатых. Завтра пойду к Мао крабов есть. Благо сегодня подсмотрел у местных, как это делается.
День четвертый. Рождённый ползать
Я решил, что сегодня буду ходить пешком, чтобы наконец-то спокойно поглазеть на Пхукет, не хватаясь судорожно за руль байка. Для начала пошёл есть краба. Выбирал долго, делая вид, что сильно разбираюсь. Взял двух. Мао с женой были заняты, и я отдал добычу соседней поварихе, гордо ляпнув, что «хочу с карри». Сказал я так, потому что над ней висела по-русски написанная записка: «Попробуйте здесь краба в карри! Очень вкусно!»

Хищно улыбнувшись, женщина разрубила краба топором и зажарила. Было вкусно, но не по моим зубам. Его нужно раскусывать, чтобы до самого вкусного добраться. Но это было незабываемо! Руки по локоть в соку, моська в кари, в зубах – краб.

На финале трапезы я задумался. Руки мыть негде. Тайцы едят так же, как я, то есть как свиньи, но при этом – чистые. Стал присматриваться. Всё оказалось очень просто: они руки облизывают, причём если испачкались до локтя, то до локтя и облизывают. Ну, что оставалось делать...
Ко мне подбегает Джек Воробей и говорит: «Сэр!»
Я почувствовал себя
рабовладельцем на Ямайке
Только зашёл на пляж, ко мне подбегает Джек Воробей. Реально: в дредах, бандане, феньках. И весь в татухах. Притом он ещё смуглый, как Маугли, тату не сразу видны, но красивые: драконы, змеи. Так вот. Подбегает и говорит: «Сэр!» Я почувствовал себя рабовладельцем на Ямайке. Приосанился. А он мне на своём англо-тайском объясняет, что я могу «Вж-ж-ж... Оу! Катер! Парашют!» В общем, там целая система: к катеру за верёвку привязан парашют, и ты на нём можешь взлететь метров на 50 вверх. Я согласился. Денег у меня не хватило, но Джек уверил, что для «биг френд» – скидки. Приволок мне стул и велел сидеть, так как в очереди я десятый.Только зашёл на пляж, ко мне подбегает Джек Воробей. Реально: в дредах, бандане, феньках. И весь в татухах. Притом он ещё смуглый, как Маугли, тату не сразу видны, но красивые: драконы, змеи. Так вот. Подбегает и говорит: «Сэр!» Я почувствовал себя рабовладельцем на Ямайке. Приосанился. А он мне на своём англо-тайском объясняет, что я могу «Вж-ж-ж... Оу! Катер! Парашют!» В общем, там целая система: к катеру за веревку привязан парашют, и ты на нём можешь взлететь метров на 50 вверх. Я согласился. Денег у меня не хватило, но Джек уверил, что для «биг френд» – скидки. Приволок мне стул и велел сидеть, так как в очереди я десятый.
Я сижу, наслаждаюсь бризом и наблюдаю за процессом. В нём участвуют 12 тайцев. Трое в путь отправляют, трое принимают, двое при приземлении народ разгоняют. Остальные просто бегают и орут. Весело и мило. Подходит моя очередь. Мне с трудом напялили два жилета. Один – чтобы летать, другой – чтоб не утонуть. А потом сняли их обратно. Сказали, ветер стих. Мы тебя не поднимем. И нужен другой парашют. Побольше. Жди. И на стульчик снова усадили.

Тайцы что-то трещат, я волнуюсь. Подозвал русских, которые говорят по-английски, и они мне перевели, что «пираты» предупреждают: лететь мне одному, без инструктора, потому что большой. И приземляться мне придётся в воду, так как на суше они меня не смогут поймать и затормозить. Ну ладно, говорю, это же ещё и водные лыжи. Два в одном, да ещё и со скидкой. Приготовился. Стою, волнуюсь. Смотрю – засуетились. Подбегают и с глубочайшими поклонами говорят: «Биг френд! Айм сорри! Ноу!» Я говорю: «А чего?» Дальше – цитата: «Кэптэн ссыт!» Я не знаю, что на англо-тайском означает слово «ссыт», но суть я понял сразу. Попросил передать «кэптэну», что ещё неизвестно, кто «ссыт» больше, забрал деньги и пошел смывать нереализованные мечты в «жемчужине Адриатики», как сказал на подлёте к Пхукету наш гид.


День четвёртый. Теперь я это видел...
Как бы начать... В общем, детям и слабонервным читать не рекомендуется. Пошёл я с моря и купил шорты. И рубашечку хлопковую к штанцам прихватил. Иду, весь обновлённый, с глупой улыбкой, и вижу надпись на родном языке: «Экскурсии от Паши». Пора, думаю, просвещаться, а то неправильно я как-то отдыхаю. Соседи уже по трём экскурсиям сгоняли, а я только с байка и падал! Бездуховно всё это.

Ну, кто здесь Паша? Выходи! Вышел. Русский. Стал предлагать. Я говорю, что на острова не хочу, тут и так природа, как в рекламе «Bounty», а вот на разные шоу я бы посмотрел. Паша вытащил список, в нем всякие представления. Одно – с пометкой «для взрослых». Я же взрослый, вот и говорю: «Это что?» Он, слегка смущаясь, объясняет: «Эротическое шоу – визитная карточка Таиланда». Припоминаю, ведь что-то про это я где-то слышал. И даже помню, что мне говорили, что тот, кто его не видел, – в Тае не был.
Купил, меня проводил таец, помощник Паши, до входа. На входе сказали, что фото-видео-съёмка запрещена. Предложили сдать телефон в камеру хранения. Обыскали и пустили внутрь. И началось… Вначале было всё прилично. Вышли два мальчика в трусах известного бренда. Это вообще, насколько я заметил, у тайцев любимая фишка. Неважно, что на тебя напялено, главное, чтобы трусы этого самого бренда торчали. Вышли и стали крутить обручи. Сначала просто, потом на мостике, затем на шесте.

Ну, думаю, молодцы. А где секс? Где шок? Давайте! Шокируйте меня
Ну, думаю, молодцы. А где секс? Где шок? Давайте! Шокируйте меня. Зря я так подумал. Вышли две девушки. Из одежды только лифчики, и то очень символические. Достали сигареты. Засунули их себе в... Туда, в общем, куда обычно из предметов засовывают только тампоны, и начали курить. Сигарета тлеет, ярко разгорается и дымит.

Но это были только цветочки. В виде ягодки появилась девушка с барабаном, постучала в него, и из-за кулис выплыл юноша с эрогированным половым органом, и в этот барабан стал бить в ритм музыке. Потом второй, с другим барабаном, поменьше, но, так сказать, барабанная палочка была побольше. И они вдвоём наяривали.

Тайцы, а в зале их было большинство, визжали и плакали от восторга. Ободрённые таким успехом артисты пустились вразнос. Девушки засовывали во влагалище духовые трубки со стрелами и сбивали ими шарики, юноши на членах таскали гири и тележки со зрителями. Один даже, подвесив туда шар от боулинга, под визг тайцев выбил страйк из стоящих кеглей.

В общем, развлекали, как могли. Например, вытащили на сцену синтезатор и зажжённые свечи. Паренёк с недетским размером этим самым размером на нём сыграл «Happy Birthday to You», а девушка трубочкой, вставленной в детородный орган, задула свечи. Как мило, подумал я. У кого там следующий юбилей?


Были даже красивые номера. В темноте вышли две дамы в светящихся венках вокруг талии, груди и запястий. Танцевали у шеста. Потом раздвинули ноги и стали доставать веревку, на которую тоже были привязаны люминесцентные цветы. Романтично – п…ц! Что, кстати, они только в себя ни запихивали. Бананы, которыми потом стреляли в цель, дудки, на которых играли, свистки. Одна дама влагалищем бутылку с пивом открыла
Вышел один трансвестит и стал упаковывать – извините – в анус шарики от пинг-понга. Желтые такие, тоже светящиеся. Благо, всё происходило в темноте и не видно было деталей. А потом он ими в мишени попадал и в корзинки, метра за три стоящие. Надо сказать великому фокуснику Арландино, что не оттуда он голубей запускает, ох не оттуда. Выходил я задумчивый. Второй раз не пойду. И душ принял, на всякий случай дважды.
День пятый. Тайцы
По субботам алкоголь в баре отеля не продают. Ну, как не продают... Говоришь: «Бир, плиз!» Они выпячивают глаза: «Ноу бир! Ноу алкоголь!» Ты: «Чанг, плиз!» (это название местного пива, очень недурственного, кстати), и сразу: «Ноу проблем, плиз!» И тащат пиво в специальном стаканчике.

И надо сказать, что в Тае всё так. За ввоз в страну наркотиков – смертная казнь. И за вывоз тоже. Поэтому тайцы не парятся. Выращивают анашу у себя и сами же курят. Не особо стесняясь и смело предлагая туристам. Вывоза-ввоза нет? Нет. Значит, всё в порядке. То же самое с проституцией. Король её в 1991 году запретил. Теперь проституцией никто не занимается. Все занимаются массажем. А уж какое место и каким они мнут – личное дело массажистки и клиента.

Вообще, фраза «не парятся» – это самая точная, на мой взгляд, характеристика тайцев. Для них мир прекрасен. Изначально. Это аксиома. И ты, турист, тоже прекрасен, как часть этого мира. Они такие мудрые дети. Непосредственные, радостные, благожелательные, но когда остаются один на один с собой, а это случается сразу же, как их перестают отвлекать извне, в глазах светится огромная мудрость и понимание всей сути вселенной. И лёгкая, ироничная улыбка.

А короля они обожают. В каждом кафе и магазине – его портрет. Иногда и с супругой. Я уточнил: их никто не заставляет, сами вешают, потому что любят. Просто любят. Он у них нарисован на каждой купюре, поэтому деньги нельзя мять, рвать и носить в заднем кармане брюк. Чтобы лик Его Величества срамной точкой не обижать.
Все купюры должны быть повернуты вверх царской головой. Чтобы Его Величество не обиделся
А я всё равно ношу. Чувствую себя этаким рецидивистом-преступником. Когда в полиции отдавал штраф и Робокоп местный фотографировал передачу денег, он громко кричал: «Май кинг! Кинг!» Я недоумевал, с чего вдруг я только что был правонарушителем, а стал «кингом»? А оказалось, что все купюры должны быть повернуты вверх царской головой. Чтобы Его Величество не обиделся.

Меня спрашивали, любят ли тайцы русских. Да они не парятся! Русский, француз, немец, хоть бурят – им всё равно. Для них ты гость, и они к тебе относятся очень спокойно. Тебя не обидят ни в коем случае, искренне посочувствуют, вместе посмеются, но навязываться не станут. Не как в Турции или Египте, когда ты только спросил размер футболки, а он уже за шубой для твоей будущей жены в соседнее селение сгонял. Нет. Здесь не так. С улыбкой: «Сорри, ноу биг размер». И всё. Спокойно идёшь дальше. Мне такой подход очень нравится.
День пятый. Ночная жизнь
Вечером решил, что надо танцевать. И пошёл. Пешком. На улицу красных фонарей. Потому что вся веселуха – там. И начинается она около 23:00. Народу – тьма! Баров полно, на любой вкус: спортивные, для байкеров, джазовые и отдельными рядами, уходящими вдаль, – «тайские бары». Это когда ты сидишь, пьёшь, а на твоём столе девушка танцует. Ну или не девушка... Или девушка, которая девушкой не рождалась. И вся радость – это в трусы ей денежки запихивать.
Купил, меня проводил таец, помощник А танцуют они не очень. И пить с видом на не самых красивых представительниц тайского народа и под их неуклюжий танец мне не захотелось. Отправился я в проститутошную. Там тайки были красивые и очень в тебе, то есть во мне, заинтересованные. Повисло их на мне пять: по одной на каждые тридцать килограмм моей живой массы. Потрогали везде. Показали, так сказать, товар лицом, ну, не совсем лицом, конечно. И через три минуты предложили секс. Жестами. Кстати, я много новых жестов для себя почерпнул. И выставили цену. За те деньги, которые они попросили, можно, при желании, поиметь целый массажный салон.

Включая массажисток, массажистов, уборщиц и даже приходящего к ним повара. Вспомнив, что по плану у меня были танцы, я сбежал.

Клуб, в нашем понимании, на этой улице один. Дамам вход свободный. Для мужчин есть варианты: 500 бат – без алкоголя, 1000 бат – алкоголь бесплатно до 00:00. На часах было 22:50, и я решил, что успею эту сумму отбить. И успел. «Лонг Айленд» был очень неплох. На восьмом коктейле я это ощутил сполна. И на девятом, поняв, что меня здесь никто не знает и всем на меня пофиг, я ударился в танец.

Плясал один, с негритянкой, с группой русских туристов, с тремя геями из Германии, со стайкой робких тайцев, с отвязными хипстерами из Австралии, с барменами и охранниками и со всем танцполом одновременно. Но лучший мой танец был исполнен в туалете с уборщицей. Мы с ней вместе орали во всю глотку: «Лет ми хен зал ют ми гоу!» – и размахивали над головой бумажными полотенцами.
День шестой. «Семейка смайликов»
Лежу у бассейна, читаю, одним глазом наблюдаю за вновь обретёнными соседями из Владивостока, «семейкой смайликов», как я их называю про себя. Приехали они кланом: бабушка, дедушка, мама, папа и трое совершенно неугомонных детей. Плюс там ещё двое взрослых и ребёнок, но кем они приходятся «смайликам», я ещё не понял. Все горластые, общительные до ужаса и непосредственные до умиления. При этом взрослая часть семейки не трезвеет вообще. Сколько у них с собой самогона, я, конечно, не знаю, но думаю, запаслись они солидно.

Дедушка втихаря учит детей материться, бабушка и мама постоянно бурчат на папу, а папе пофигу – у него есть фотоаппарат! Он всё время фотографирует. Перед тем, как уйти на море, я с умилением наблюдал, как всё «семейство смайликов» во главе с изрядно поддатой бабушкой прыгало бомбочкой в бассейн. Жаль, что прыжок бабушки на телефон снять не успел. Когда я уже уходил, папа-«смайлик» собирался подраться с дородной женщиной из Кузбасса, которой не нравились эти прыжки в воду. Я на автобус торопился и не досмотрел. Ну, ничего! Вернусь – «смайлики» расскажут. Я бы поставил на кузбасску.
Шезлонги на пляже тайцы сдают за 100 бат. Причём вместе с зонтиком, и, если солнце меняется, они будут тебя прямо на нём, на шезлонге, перетаскивать в тень. Но я не вижу в этом смысла, мне и на полотенце хорошо. Море чистое, рыбки мелкие плавают прямо у берега и тычутся в ноги. На гуппи похожи. Песок на пляже необыкновенный: белый и очень мелкий. Я бы даже сказал, какой-то он нежный.
День восьмой. Дорога к Будде
Рассказали мне в бассейне, что есть в окрестностях Пхукета огромная статуя Будды на горе. Сидит этот самый Будда и на Пхукет смотрит с высоты птичьего полета. Я решил, что просто обязан посмотреть вместе с ним.

После завтрака пошёл в город к русскоговорящей девушке-экскурсоводу Олесе. Олеся, симпатичная белоруска, сказала, что да, Будда есть, тук-тук до него стоит 600 батов в одну сторону, но можно и бесплатно туда попасть через шоп-экскурсию. Но привозят туда ненадолго, минут на десять, а до этого таскают по ювелирным фабрикам и кожзаводам. В общем, не мой вариант.

Решив, что я животное вольное и тусить весь день по фабрикам с кучей китайцев не хочу, спросил, как туда доехать на байке. Она удивлённо спросила: «А вы так хорошо ездите на байке, что готовы ехать за пятнадцать километров, одиннадцать из которых – в гору по серпантину?» Ну, не мог же я девушке с третьим размером «глаз» сказать, что для тех пяти дней, что я за рулем, езжу вполне неплохо. В общем, глядя ей в «глаза», оптимистично пробормотал, что, мол, разберусь. Она так же удивлённо покачала головой, дала карту и махнула рукой, в какую сторону нужно ехать.
Едешь-едешь, и вдруг дорогу тебе переходит слон! Как у нас собаки через дорогу бегают. За бананами пошёл
Я направился за байком. Хозяин встретил меня, как родного. Потрогал все синяки, поинтересовался, как у меня с головой, если я снова хочу оседлать железного коня, но байк дал. Тот же. Мною уже помятый.

Дорога оказалась дивно красивой. По горе, над морем, вдоль всего пляжа. Море, солнце, горы. По пути я постоянно останавливался и спрашивал у местных: «Биг Будда?» И над головой руками тряс. Кстати, зачем? Только сейчас я понимаю, как, наверное, странно в глазах тайцев выглядел. Они с минуту смеялись, а потом пальцем показывали, куда ехать. Я, разумеется, плутал, и снова спрашивал: «Биг Будда?» И вновь ехал. Причём самого этого Будду я уже видел на горе, но дорогу к нему найти не мог.

В конечном счёте раз на третий я понял, как туда свернуть. И всё выше, и выше, и выше по серпантину. Дорога петляет очень неожиданно: то вправо, то влево. То она пологая, то резко в гору. Но зато кругом реальные джунгли. В них кто-то орёт дурными голосами, ухает и воет. Раза три я останавливался послушать. Единение с природой полно.

А есть ещё кое-что интересное. Едешь-едешь, и вдруг дорогу тебе переходит слон! Как у нас собаки через дорогу бегают. За бананами пошёл. Оказывается, просто по пути была слоновья ферма. Там туристов на этих животных катают. Такой маленький слоновий ипподром. Решив, что здесь я тормозну на обратном пути, поехал дальше.
Добрался до Будды. Высотой он метров 40-50. Сидит на горе и смотрит вниз. Я тоже посмотрел. Весь Пхукет как ладони. Причём панорама круговая: виден почти весь остров. Так красиво, что кажется, будто ты во сне. А ещё колокольчики звенят от ветра. Их там тысячи. На каждом дереве по сотне. Говорят, туристы покупают и привязывают.
Я поползал везде, где только смог. На все статуи поглазел. Всё, что можно потрогать, – потрогал. В храме, в стеклянном ящике, сидит человек. Так искусно сделан, что ощущение, будто он настоящий. Спросил. Оказалось, действительно, настоящий монах, который при жизни обрёл такое просвещение, что после смерти его тело нетленно. Я был в лёгком шоке. Смотрел на него, не отрываясь, минут пятнадцать. Потом дальше побежал.

Там очень много паломников. Посмотрел, как молятся буддисты. Просто и без пафоса. Подошли к статуе. Палочки курительные зажгли. Ручки домиком в районе носа сложили, чего-то побормотали и пошли дальше. И при этом ощущение какой-то оторванности от мира и покоя меня не покидало.
Взял кокос, сел на лавочку попить. Как-то не специально получилось, что ноги подогнул и оказался в позе Будды. Неугомонные китайцы кинулись меня фотографироваться с криками вроде: «О! Живой Будда!»

Вдруг китайцы резко затихли, глаза выпучили и мне за спину пальцем показывают. Я оглянулся. А у меня за спиной сидит макака. Большая такая, красивая. Все кинулись её снимать и фоткать, а она неторопливо пошарила в урне, ничего не нашла и пошла себе дальше по своим делам. Почему-то, глядя на макаку, я вспомнил про слонов. Поклонился Будде и поехал вниз.

Слонов было штук семь. Несколько взрослых и один маленький, ещё слонёнок. Его можно кормить: покупаешь корзинку с огурцами за 100 батов и пожалуйста. Слонёнок оказался почему-то очень волосатым. Видимо, ещё маленький и облысеть не успел. Не мамонт, конечно, но весь пушистый. И чрезвычайно славный, общительный. Не то что гордая и независимая макака! Нагладился я его вдоволь, поблагодарил хозяев и поехал в сторону дома.
День двенадцатый. Дуриан
Этот фрукт я должен описать особо! «Король фруктов» – так его называют тайцы. Когда я бесцельно и праздно бродил по местному рынку, почувствовал жуткую вонь. Вообще, не сказать, чтобы в Тае пахло всегда вкусно. Пованивает периодически. Но тут воняло протухшим давно луком, чуть-чуть носками, немного селёдкой и канализацией с примесью кошачьей мочи. Одновременно. Весь этот смрад исходил от горы крупных шипастых зелёных плодов размером со средний арбуз.

Я, зажав нос, спросил у тайца, который сидел рядом с этим добром: «Вот из ит?» Таец ответил: «Дуриан». Я вспомнил, что читал об этом, и взял на пробу чуть-чуть. Сел у номера и вскрыл обёртку. Хотел выбросить сразу, но было жалко не попробовать. Зажав нос пальцами, засунул кусочек в рот. Обалденно вкусно! Просто обалденно! Нежнейшая паста, напоминающая по вкусу заварной крем со сгущёнкой и легким привкусом то ли манго, то ли груши, то ли всего сразу. Так и ел, зажав нос и широко открывая рот. Когда доел, два раза покурил, попил воды. Помогало слабо. Пришлось чистить зубы. Два раза. Но оно того стоило.
День тринадцатый. До свидания, Тай
Из отеля меня, судя по расписанию, должны были забрать в 10:00. Накануне вечером я зашёл в СПА, чтобы узнать, с которого часа они вообще работают. За всё время пребывания в отеле, я как-то привык, что они всегда на месте и всегда готовы сделать любой массаж. Оказалось, что с десяти. Я расстроился жутко, жестами объяснил, что в десять уже уеду, а без массажа ног ну никак, и они согласились для меня открыться в девять. Вот такой сервис.

Я, весь окрылённый и счастливый, пошёл собираться. И выяснилось, что все мои вещи, включая фрукты, которых я набрал, чтобы порадовать домашних, в чемодан никак не влезают. Выручила пара из Сургута, одолжив «на время» спортивную сумку. Когда спросил, как я её верну, мне ответили, что у них есть квартира в Анапе, и, если я хочу отдохнуть, то могу смело приезжать и останавливаться у них. Заодно и сумку верну. Вот такие люди ещё есть в матушке России.
День тринадцатый. Финал
Вот и всё. Через три часа я буду в Перми. Обратно в зиму, работу и повседневные дела. Что я везу с собой из Таиланда? Три шрама, обгорелые чуть ли не до костей руки, основательно промятые ступни ног (надеюсь, надолго хватит), неожиданную встречу со слонами, дыру в бюджете и восторг от тайской кухни. Кучу фоток с настоящим азиатским колоритом и температуру, которая ещё не спала после моего экспериментального загорания в тени. Нереализованную мечту о полёте и опыт вождения байка. Не то чтобы вождения... Скорее падения. Как говорится, один раз – случайность, два – совпадение, три – тенденция. У меня четыре! Я профи по падению с байка. Но, знаете, не жалею ни об одной минуте, проведенной в Тае.
И если меня сейчас спросить, что бы я изменил в своём отпуске, я бы ответил только одно: крем от загара бы взял! Так что если вы не любите быть привязанными к одному месту – езжайте в Таиланд. Если хотите окунуться в Азию со всеми её запахами, вкусами и нравами – езжайте в Таиланд. Если хотите увидеть природу, как в рекламе «Bounty», и посмотреть, как вдоль тропинки растут бананы и кокосы – езжайте в Таиланд.
Если хотите удариться в загул с непотребностями и развратом – езжайте в Таиланд. Если хотите профессионального и незабываемого массажа с немыслимыми для нас мазями и травами – езжайте в Таиланд.

А если вы любите ванильный отдых у бассейна с коктейлем «Маргарита», чтобы не шевелиться и дышать только ароматами моря – идите [далеко]. И езжайте в Турцию. А я поеду в Таиланд!
Текст и фото: Валерий Подаруев
Made on
Tilda