Моя бабушка жевала табак, а я его скручиваю
В Петербурге на чётной стороне Гагаринской улицы, в доме №22 расположен сигарный клуб «Гавана». Но я не прохожу мимо него, как это бывает обычно, а с уверенностью поднимаюсь по небольшим ступенькам и нажимаю на звонок. Сегодня мне предстоит встретиться с Хорхе. Много лет назад он приехал из кубинского города в Россию, и сейчас живёт здесь. Он расскажет мне о своей профессии. Хорхе – торседор.

#лонгрид@razvilka_spb
Минздравсоцразвития России предупреждает: курение вредит Вашему здоровью
История Хорхе
Я родился на Кубе в городе Карденас (Cardenas). У меня семья – плантаторы, они выращивали табак и так прокармливались. Но дед мне всю жизнь говорил, что надо учиться, получать профессию. Ты же не знаешь, что тебе в жизни может пригодиться. Поэтому я поехал учиться в Одессу. Получил образование: я инженер, у меня даже степень магистра есть. Но когда я в 1991 году вернулся домой на Кубу, то обнаружил, что работы нет, кормить детей нечем. Той работы, которую мне обещали, не было, и я оказался перед выбором. Тогда ещё дед был живой. Мне повезло, что он в детстве меня учил, как делать сигары, рассказывал про нюансы. Вот я и спросил, может ли он взять меня на свою плантацию. Он взял. Работать там тяжело. Надо и сажать, и выращивать, и убирать – целая наука, но зато у семьи были деньги. Там я работал где-то лет пять, и вот на шестом году вернулся в Россию и заметил, что здесь стало интересно: появились первые богатые люди, которых начала интересовать сигарная тематика. И я стал тогда этим заниматься. Но на тот момент ещё не появились люди, которые знали, как организовать это дело, и я снова уехал домой. Тогда и занялся серьёзно скруткой сигар.
Торседор – крутильщик сигар
Меня эта профессия интересовала с детства. И многих других торседоров, я думаю, тоже: часто у них и дед, и отец этим занимались. Это традиция. Нас много в семье, но среди моих сестёр я один хотел быть плантатором. Сёстры ведь красивые, хотели замуж, а меня это не интересовало, мне хотелось получать удовольствие от того, что я могу что-то создать своими руками. У меня есть дочка, учится в медицинском институте. И из всех моих шестерых детей она была единственной, кто спросил: «Папа, а как это делается?» И я её учу, у неё талант. Она уже почти два года этим занимается. Станет врачом, но всё равно будет уметь то, чем занимались её предки сотни лет. И потом её дети будут, она покажет. Есть продолжение. Это дорогого стоит.
Но вот мой отец этим не занимался. В нашей семье было очень много революционеров, и он был одним из них. Когда Фидель Кастро организовал революцию, сочувствующие по городу раздавали листовки. Бабушка с отцом этим занимались. Дед их постоянно ругал, потому что, когда их ловили, нужно было платить деньги, а они шли из его кармана. Папа не крутил сигары, он называл это прямой дорогой к эксплуатации рабов. В принципе, это красивая профессия, но он считал, что она не нужна. Моя мама вообще занималась туризмом.
Я единственный из них имею высшее образование, но всё равно люблю землю. И считаю, что это правильно. Предан нашему делу только я. А из моих шестерых детей, как я уже говорил, – только моя дочь. И это может привести к тому, что профессия просто исчезнет. И люди будут думать, что нам понадобятся специальные машины: роботы, принтеры... Хотя процесс уже автоматизируют. И вопрос не только в качестве, но и в том, что человек, когда скручивает сигару, вкладывает в неё свою душу, свой труд, свое настроение. Если у вас плохое настроение, сигары могут получиться кривыми или не такими насыщенными. Нужно настроиться, чтобы было желание делать. Это можно классифицировать как искусство. Если у тебя нет настроения, то даже руки не хотят. И лучше просто не садиться.
«Человек, когда скручивает сигару, вкладывает в неё свою душу, свой труд, своё настроение»
К тому же я могу передавать знания. Часто девушки говорят, что хотят сами скрутить своему молодому человеку сигару. Я учу их, у меня много таких – несколько десятков человек. Учил и свою жену, и своего брата.
Где учатся торседоры?
Торседоры, которые хотят заниматься этим профессионально, в сигарной школе учатся один год. Набирают примерно 400 человек, и в течение нескольких месяцев профессора отсеивают негодных. Сначала вам дают все необходимые инструменты и листья табака, потом рассказывают о сигаре. Только после этого допускают на двухнедельное обучение. Маэстро показывает вам, как скручивается сигара, и вы начинаете сами пробовать. После первой попытки человек 100 уже отсеивается. Мастер отбирает людей по рукам и аккуратности. Через пару месяцев ему уже видно, кто может качественно скрутить сигару. Интересно, что после первой волны остаются в основном девушки.
Потом идёт вторая волна. Здесь уже смотрят на скорость. Первая норма – 30-40 сигар за 8 часов.
«В принципе, обычный скрутчик в зависимости от сложности может делать от 60 до 150 сигар в день»
Спустя год обучения можно сказать, что торседор готов. Он уже может скручивать 50, 70, 100 и больше сигар. И в зависимости от навыков меняется его категория. Их всего четыре. Четвёртая категория у тех, кто может скрутить сигары любой формы. Я дошел до второй категории, потому что мне нужно было только войти в профессию. Сами понимаете, когда у тебя семья, дети кушать хотят, нет дела до профессионального мастерства. Главное, чтобы тебя допускали до самой работы. И чтобы ты мог привезти домой энное количество денег, которых не так уж и много. На Кубе эта работа оплачивается хорошо, но для России и европейских стран это смешные деньги. В Латинской Америке цена на порядок выше.

Но сейчас у меня, может, и третья, и четвертая категория. Я учился давно, это было 20 лет назад.
Когда отучился, пошёл на завод работать, потом уже поехал по разным странам Латинской Америки: Никарагуа, Доминикана, Гондурас. В какой-то момент я нашёл русского человека, который хотел создать компанию.

Я вернулся в Россию, много лет работал на это предприятие, был даже учредителем, но никогда не забывал о самой профессии. Три раза в день всё равно скручивал себе сигару, чтобы поговорить со своими предками, чтобы почувствовать их присутствие.

Скрутка сигар носит более ритуальный характер. Я могу заниматься другими проектами, но скрутка сигар – это удовольствие.

Когда скручиваются 50 сигар, их собирают в пучок, вешают бирку и отправляют в контроль качества, где сигары продуваются специальными машинами. Если постоянно твои сигары проходят проверку, то тебя переводят на более серьёзные сигары. Я просто ушёл рано, когда увидел, что заграницей мне будут платить больше. Не доработал до такого.
«Минус профессии в том, что со временем начинают болеть руки, и остаётся только наблюдать»
В Испании видел человека: ему 85 лет, а он крутит до сих пор. Я спросил, как это у него получается, а он говорит: «Посмотри, я на Канарах живу – море, лес, воздух». Не то что мы тут. И он крутит сигары как нечего делать.
Состав сигары
Сначала крестьянин выращивает табак, собирает и сушит его, а потом отдаёт в нужную госструктуру, которая делает ферментацию, селекцию, выдерживает табак. Он требует две ферментации.
Ферментация – процесс брожения. Благодаря ему табак становится пригодным для курения, в листьях уменьшается количество воды, они становятся устойчивыми к плесневению. После ферментации улучшается аромат и цвет табака, повышается эластичность.
Начинка сигары состоит из трёх видов табачных листьев

Для скрутки целой сигары требуется пять видов табачных листьев:
1
Лихеро (ligero)
Самый грубый лист, с наибольшим количеством масла и никотина
2
Секо (seco)
Второй лист, он отвечает за аромат, за тело сигары, его в составе сигары больше всего
3
Воладо (volado)
Самый тонкий лист, он отвечает за горение
4
Капоте (capote)
Связующий. Им оборачивают начинку сигары
5
Капа (capa)
Покровный. Наружный лист
У каждого из них есть своя форма обработки. Покровный, самый дорогой, выращивают в тени. Для него используют несколько сортов табака, но в основном берутся семена корохо (corojo). Для других четырёх листов используется криолло (criollo). Это самые первые семена, которые нашёл Колумб, когда приехал на Кубу.
В Европе о культуре курения сигар узнали после первой экспедиции Колумба. Мореплаватели заметили, что индейцы поджигают листья некого растения, обернутые листьями кукурузы. При горении диковинка давала ароматный дым. Собственно, и о табаке узнали тогда же: местное население вручило команде Колумба сухие листья растения в качестве подарка
После того, как листы отдают на заводы, происходит ферментация, потом сортировка, затем снова ферментация. После этого листья складируются. Сигара должна какое-то время полежать, чтобы её можно было использовать. Минимум три года вы будете возиться с табаком, чтобы из него получилась сигара. Например, первая ферментация листа лихеро длится дней 30, вторая – не меньше двух месяцев. После он должен лежать упакованным где-то года два, чтобы из него выделился остаток органики.
Когда вы делаете сигару, сначала кладёте три листа друг на друга; тот лист, который отвечает за горение, – снаружи, он должен создавать огонь. А вот лихеро, который отвечает за крепость, кладется посередине. Скрутить нужно так, чтобы человек начинал курить сигару с верха табачного листа. Там меньше ароматов, и с движением огня букет будет насыщаться. Когда человек начинает курить, у него ещё и рецепторы не готовы, он должен начинать с малого и постепенно ощущать всю полноту этого вкуса, всю полноту продукта.
После того, как вы создали эту куклу, бонче (bonche), она кладётся в форму и прессуется: 15 минут с одной стороны и столько же с другой. Тогда сигары приобретают цилиндрическую форму. И только после этого мы берем капу (тот самый покровный лист) и убираем ту часть, которая соприкасается с солнцем: она неэстетична.
«Сигара весит 18-20 граммов (примерно столько же весит одна шоколадная конфета – прим.), из 250 граммов вы можете создать 20 сигар. Табак – очень дорогой продукт, но его и не так много нужно»
У листа табака есть правая и левая часть. Нужно убрать центральную жилку и выбрать, какую из сторон использовать для сигары. Это тоже проверяется маэстро. Есть люди, которые скручивают сигару неаккуратно. Они видят, что маэстро не смотрит, и берут то правую, то левую. И когда прессуется сигара, видно, что ты использовал разные стороны листа. Несколько раз так сделаешь – могут и выкинуть с курсов.

Когда учишься, тебе дают возможность самостоятельно выбирать сторону листа. Видимо, это делается, чтобы понять, предрасположен ли человек к этой профессии. А когда уже работаешь на заводе, тебе сразу привозят или левый, или правый, чтобы не было никаких фокусов.
«Чтобы вырастить хороший табак, нужна подходящая земля. У кубинского табака корни очень длинные, поэтому состав земли должен быть таким: земля, глина, камни, вода»
Чтобы скрутчик не отвлекался, рядом сидит человек и читает ему какой-нибудь роман или газету. Любят брать газету Trabajadores, она рассказывает о жизни нашего рабочего класса. Там бывают интересные моменты, которые можно узнать только оттуда. Или сейчас стало модно читать романы. Много женщин работает, а они любят романы. Насколько я помню, читали «Сесилию Вальдес». Я как мужчина не очень люблю романы, но коллектив определяет. Сказали, будем читать это – вот и читаем…
Инструменты торседора
Как ни крути
Куба – первая страна в мире, которая начала производить сигары, поэтому кубинская скрутка – самый ценный вид. У американцев более коммерческий вариант, поэтому они используют то, что проще. На Кубе существует даже вид скрутки, по-русски, «гармошка»: лист складывается пополам, потом ещё раз.
Сигары делятся на две формы: прямые и фигурные. Фигурные сигары – те, у которых форма меняется в зависимости от их длины. У них может быть отточен только один конец, а могут быть с двумя острыми концами. В принципе, это самая первая форма скрутки – с фигурными сигарами работали ещё мои предки.

А с появлением более коммерческого варианта этого процесса бизнесмены решили делать только прямые сигары, потому что они проще. Скрутчик может сделать в день 60-70 фигурных сигар, а прямых – 150, и у салона больше денег.

В России плохо развита культура настоящего табакокурения. Тут курят сигареты. А лучше бы сигары. Они дорогие, поэтому часто не получится, максимум раз-два в неделю. Человек будет искать время, чтобы посидеть, отдохнуть, вспомнить о чём-то хорошем. Сигары – это больше терапия. Сигару курят не вдыхая. Почувствовали вкус – выпустили дым. Правда, рецепторы страдают, но, извините, Черчилль курил по восемь сигар в день и дожил до 90 лет, а мой дед – аж до 96. Моя бабушка всю жизнь жевала табак и тоже прожила почти 90 лет.
Словарь
Несколько терминов из сигарного мира
Анилья (anillas)
Кубинские сигарные банты, которые наклеивают на готовую сигару
Галера (galera)
Цех, в котором торседоры скручивают сигары
Горро (gorro)
Шапочка сигары. Ею запечатывают готовую сигару, чтобы удержать начинку, связующий и покровный листы вместе. Изготовлена из табачного листа. Наклеивается на перилью
Катадорес (catadores)
Дегустаторы сигар, работающие на фабрике
Медиа руэда (madia rueda)
Блок из 50 сигар, который после скрутки помечается именем торседора. Несколько сигар из этого блока отправляются на проверку качества
Меканисадо (mecanizado)
Термин, обозначающий, что сигара изготовлена машинным способом
Перилья (perilla)
Запечатанный конец сигары. Перед курением обрезается
Хечо-а-мано (hecho a mano)
Термин, обозначающий, что сигара изготовлена вручную

Записала Ирина Слепухина
Иллюстрации: сигарный клуб «Гавана», Wikipedia.org
Made on
Tilda